Возможна ли реанимация Цхинвальского лесокомбината?

17-12-2018, 10:58, Аналитика [просмотров 205] [версия для печати]
  • Нравится
  • 2

Возможна ли реанимация Цхинвальского лесокомбината?Южную часть Алании, в сравнении с севером, отличает в выгодную сторону не только мягкий климат, но и обилие лесов. Эту разницу может заметить любой человек, проезжающий из Владикавказа в Цхинвал. Суровую монументальность горных круч Алагирского ущелья сменяет лесное изобилие Рукской теснины, переходящее в густоту смешанного леса ущелья Дзауского. Поэтому не случайно, что в числе народных промыслов, традиционно бытовавших в Южной Осетии, издревле была обработка дерева. Этому способствовали и обширные лесные массивы, покрывающие большую часть края. Площадь лесов Южной Осетии составляет 161 тыс. гектаров. Буквально в десяти километрах от Цхинвала начинается лесная зона, в целом же лес занимает около половины всей территории Республики. Лесной покров характерен преимущественно средней и частично предгорной полосе. Леса нашей Республики относятся к типу смешанных. Более трех четвертей лесных запасов составляет бук. Большие площади занимают дубовые и пихтовые леса, кроме того в лесных массивах есть островки ели, клена, ясеня, каштана, березы, ольхи, осины... Запасы древесины составляют 18 млн. кубометров, из них 4 млн. кубометров – это перестой. То есть, древесина, которую необходимо заготовить в ближайшее время, так как деревья достигли определенного срока. Например, для бука это 120 лет, для сосны – 80 лет. После этого срока древесина начинает превращаться в труху.

Леса в Южной Осетии было настолько много, что его в значительном количестве еще в царские времена поставляли и в соседнюю Грузию. Каждую весну с началом разлива рек по реке Лиахва спускали бревна, составленные в плоты. Плоты перегоняли до самого Тифлиса. Основные лесозаготовки были в Дзауском и Кударском ущельях. Наиболее значительные – в Шихантурской зоне, здесь первые промышленные заготовки начались в XVIII веке и продолжаются до дня сегодняшнего.

Широко было распространено изготовление деревянной посуды. Деревянные чаши, подносы, кадушки и ведра продавались на рынках Цхинвала, были частью и меновой торговли. Например, горцы привозили деревянную посуду в равнинные села, где обменивали на зерно. При этом «стоимость» предмета равнялась вмещающемуся в нем количеству зерна.

Лес обрабатывали, конечно же, и на месте. Для этого были специальные рабочие, которые на стояках распиливали двуручными пилами бревна на доски. Таких работников называли «хуротæ». Одна из первых площадок по распилу бревен на доски в Цхинвале находилась на левом берегу р. Лиахва на местестарой инфекционной больницы. Позже здесь установили водяное колесо, и рабочих заменила пилорама с ременной передачей.

Если говорить о промышленном использовании древесины, то оно началосьв Южной Осетии только в советское время. В августе 1922 года из Тифлиса в Цхинвал было перевезено оборудование лесопильного завода, ранее принадлежавшего осетинскому лесопромышленнику Сави Парастаеву. Надо было восстанавливать разоренную меньшевиками в 1920 году страну, и дефицит строительного материала существовал необычный. Монтаж пилорамы завода на механической тяге осуществлял инженер В.Сорокин. Обслуживанием механизмов занимался механик Илико Гаглоев, работавший ранее на нефтяных промыслах в Баку. Первым руководителем производства стал Коста Джаттиев. Сырье доставлялось также сплавом по реке в виде собранных в плоты брёвен. Лесопильный завод располагался у городской реки, там, где позже был построен ресторан «Лиахва».

По инициативе председателя Совета народного хозяйства (Совнархоз) Юго-Осетинской Автономной области Михака Хетагурова в 1925 году была построена и Фабрика гнутой мебели. Производственные цеха были устроены на небольшой площадке, рядом со Старым мостом. Здесь изготавливались разные предметы мебели, но в большем количестве т.н. «венские» стулья. Мощностей фабрики хватало на производство 15 тысяч изделий в год. Однако было выпущено всего двести стульев, как случился пожар. Еще один пожар произошел уже на следующий год и практически полностью уничтожил деревянное здание фабрики.

Тогда было решено подыскать новое место для производства. По ул. Осетинской (бывшая К.Маркса) Совнархоз приобрел дом Мате Санакоева, куда перевели фабрику. 8 июня 1929 года в Цхинвале состоялись торжества по случаю очередной годовщины провозглашения Советской власти в Южной Осетии. Прошла традиционная демонстрация и митинг. Был заложен фундамент нового цеха лесокомбината, вскоре в новое помещение перевели лесопильный цех и фабрику гнутой мебели.

С тех пор в нашей стране существует специализированное производство мебели и пиломатериалов. Цхинвальский лесокомбинат, а именно под таким именем сегодня известно это предприятие, знал времена расцвета и заката. В эпоху СССР здесь производили различный ассортимент продукции: от столов и платяных шкафов до паркета и оружейных прикладов. Продукция поставлялась по всему СССР и в страны социалистического лагеря. Существует даже полу-анекдот полу-быль о том, что однажды цхинвалец приобрел мебель в Москве. Когда он привез ее в Цхинвал, то обнаружил на ней бирку «Производство Цхинвальского лесокомбината».

При этом, что интересно, на всем протяжении советской власти в Южной Осетии существовала система лесозаготовок. Но что поразительно, при большом потенциале в этой сфере деловая древесина в регионе всегда была в дефиците. Найти доски для строительства дома или дачи было чрезвычайно сложно, стройматериалы завозили в Южную Осетию из Сибири и Урала поездами. Проблема была в том, что не хватало мощностей для сушки древесины. Хотя у того же Лесокомбината пропускная способность сушильного хозяйства составляла до 12 700 м3 в год, но этой древесины едва хватало для собственных нужд.

Еще хуже стало в смутное время 90-х, когда нарушились экономические связи, фактически ликвидировалась сфера цивилизованных лесозаготовок. Началось грузино-осетинское противостояние и до экономики уже никому не было ни дела, ни возможностей. В Южной Осети древесину стали заготавливать исключительно для топки печей. С вводом миротворцев в зону конфликта в 1992 году ситуация несколько изменилась. Прямая угроза войны миновала и экономические связи стали понемногу реанимироваться, в том числе и с соседней Грузией. В соседнее государство контрабандой пошел лес, в том числе и деловая древесина.

Трагикомичный факт. Один из юго-осетинских чиновников, пользуясь своим пребыванием на Олимпе местной власти, организовал в Синагурской зоне Дзауского ущелья собственную лесозаготовку. Построил лесопилку, где распиливался лес из древесины редкого каштана, и доски прямиком переправлялись в соседний Онский район Грузии. Какое-то время его личным партнером был нынешний серый кардинал Грузии Бидзина Иванишвили. Из-за своей отдаленности и труднодоступности эта зона долго оставалась Terra Incognita, и это неудивительно – в Синагурскую зону легче было добраться из соседней Грузии, чем из Цхинвала, по причине отсутствия нормального транспортного сообщения. Через какое-то время прибыльный бизнес прекратился, как оказалось, в этом районе проводили учения бойцы одного из юго-осетинских спецподразделений. Они отрабатывали действия на случай проникновения на территорию Республики грузинских диверсантов. То ли случайно, то ли преднамеренно, но ребята подпалили лесопилку – источник дохода прекратил свое существование.

Конечно же, лес контрабандой вывозился постоянно. В том числе и в Россию. Одно время была сделана попытка урегулировать эту сферу потенциального экспорта. Как-то была достигнута договоренность о поставках деловой древесины в Турцию, через территорию Грузии. Но не сложилось, а бревна, заготовленные под этот проект, распределили среди организаций. Тогда можно было видеть, как ценные породы хвойной древесины завхозы организаций распиливали на чурбаки для розжига печей зимой.

В настоящее время, в связи с тем, что в Цхинвале для отопления используются обогреватели, работающие на природном газе, потребление дров существенно сократилось. Сегодня основные потребители топочной древесины – сельские районы. А поскольку в ближайшее время ожидается газификация и сельской местности, то это также снизит потребность в дровах. Таким образом, в стране появится значительный объем древесины, которую можно было бы сделать доходной статьей экспорта. Но и тут надо делать все с умом, а не в погоне за быстрой наживой валить лес налево и направо. Благо еще в 2010 году было принято постановление Правительства, запрещающее вывоз леса за пределы страны. Оно гласит, что в связи с незаконными вырубками особо ценных и редких древесных пород, запретить до издания особого распоряжения «вырубку хвойных (есль, сосна и др.) и особо ценных и редких (орех, каштан и др.) пород древесины, а также вывоз круглого леса и пиломатериалов за пределы РЮО».

Возвращаясь к теме Цхинвальского лесокомбината следует сказать, что некогда мощное предприятие переживает не лучшие времена. От производства фактически осталось одно название. Площади сданы в аренду предпринимателям, здесь функционирует автомастерская, цех по изготовлению блоков, пункт приема металлопроката... И небольшой столярный цех. Средств от аренды хватает только на оплату труда уборщицы, охраны и небольшого административного аппарата. Рабочие давно покинули некогда шумные цеха, одни на пенсии, другие перешли на работу в бюджетные организации, несколько молодых мастеров «одели форму», найдя хорошо оплачиваемую работу в силовых структурах.

У государства все эти годы не нашлось достаточно средств, чтобы реанимировать необходимое стране производство. Были отдельные попытки, но и они не оказались достаточными. Сегодня рынок производства мебели и пиломатериалов обслуживают частные пилорамы и цеха по производству мебели. Еще недавно только в Дзауском районе было 23 частных лесопилок, однако большинство из них простаивало из-за неимения заказов. Древесина уже выходит из широкого потребления, деревянные окна стали повсеместно заменять на пластик, а значительную часть потребности населения в мебели, обеспечивает импорт. В Республике даже перестали делать гробы (!), используя для похоронного ритуала продукцию, завозимую извне. Но это в первую очередь говорит о том, что рынок сбыта в стране имеется. Не надо забывать, и то, что в Республике строительный бум, который сохранится и в ближайшей перспективе.

Вместе с тем, по нашему мнению, возрождение производства именно на лесокомбинате позволило бы не только начать изготовление мягкой мебели юго-осетинской марки, но и существенно снизить цену на подобную продукцию в стране, создав конкурентную среду. Наличие качественного сырья (бук, каштан, дуб) дает возможность организации серьезного производства. Мы могли бы экспортировать не только качественную деловую древесину, но и современную мебель. Наличие доступного сырья, дешевая рабочая сила, умелые маркетологи и дизайнеры – все это позволило бы сделать Республику одним из центров производства мебели в регионе. И это не фантастика, а вполне реальная перспектива. Понятно, что уже существующие отдельные частные цеха не могут обеспечить ни низкую себестоимость подобной продукции, ни достаточные коммерческие объемы.

Однако сложности начинаются уже на начальном этапе. Возможности Комитета лесного хозяйства РЮО по заготовке деловой древесины достаточны. Другое дело, что по всей Республике нет ни одного сушильного цеха, где бы древесина «дозревала» до необходимой кондиции. По этой причине и сегодня весь исходный материал для производства мебели и строительства зачастую завозится извне. Поэтому важно, чтобы были в наличии все звенья производственной цепочки.

В настоящее время Цхинвальский лесокомбинат из себя представляет фактически только исходную площадку. Сохранившееся оборудование давно устарело и морально, и физически. Так что из стартовых возможностей у самого лесокомбината только пустые цеха. А цеха здесь значительные, некоторые настолько просторны, что там может без проблем разворачиваться автомобиль. Несомненно, что для воссоздания современного производства необходимы значительные вложения. У государства на это средств пока не предвидится. Остается надежда на инвестиции.

В современных условиях частный капитал не любит вкладываться в государственную собственность. Проблему могла бы решить приватизация объекта, точнее, в нашем случае долгосрочная аренда. Однако нет уверенности, что найдется смелый инвестор, который вознамерится создать новое конкурентоспособное производство. К тому же нет уверенности, что после приватизации лесокомбинат не будет «перепрофилирован» в структуру, не имеющую к производству мебели отношение. Есть и другой вариант – решение проблемы могло бы быть найдено через Инвестиционное агентство...

Пока же Цхинвальский лесокомбинат только числится в перечне промышленных предприятий Республики. Идет время, и если это предприятие не реанимировать, то сперва обрушится прохудившаяся кровля, а после и сами стены. Возможно такой сценарий кому-то покажется сюрреалистичным, но вспомните, что когда-то в конце ул. Осетинская находилось большое здание Текстильной фабрики. Сегодня от него не осталось даже фундамента... Думается, повторять подобные ошибки нам просто не с руки.

С. Остаев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Август 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Популярно