Между Гаагой и Страсбургом. Долгое ожидание правосудия

3-12-2018, 12:52, Аналитика [просмотров 186] [версия для печати]
  • Нравится
  • 4

Между Гаагой и Страсбургом. Долгое ожидание правосудияНа днях министр юстиции Грузии Тея Цулукиани рассказала журналистам о вероятности привлечения к уголовной ответственности Гаагским международным трибуналом грузинских военнослужащих по делу о военных преступлениях в ходе войны августа 2008 года. Это сообщение произвело эффект разорвавшейся бомбы в грузинском обществе, которое и сегодня еще не признает факт вооруженной агрессии против народа Южной Осетии. Особенное возмущение вызвало то, что перспектива судебного преследования исходит от западного института правосудия.

 

Дамоклов меч над военными преступниками?

Десять лет назад, в августе 2008 года грузинская армия совершила полномасштабное вторжение на территорию Южной Осетии. Агрессия сопровождалась убийством мирных жителей, разрушением домов, школ, больниц. Благодаря самоотверженности юго-осетинских сил самообороны, силовых структур и российских солдат вооруженные силы Грузии потерпели поражение, а ее политическое и военное руководство было принуждено к миру.

Сразу же после окончания боевых действий Следственный комитет России (СКР) возбудил уголовное дело по фактам геноцида и массовых убийств граждан России, а также российских миротворцев на территории Южной Осетии «с применением запрещенных средств и методов ведения войны». Бригадой СКР было собрано 500 томов доказательств военных преступлений бывшего грузинского руководства. Эти свидетельства были направлены в международные организации в Гаагу и Страсбург.

Прошло десять лет и никаких подвижек в осуждении агрессора, уничтожавшего мирных жителей и гражданскую инфраструктуру, не произошло. Более того, все эти годы грузинская сторона в свою очередь обращалась в международные инстанции с исками против действий российской армии в зоне конфликта. Официальный Тбилиси, прежде всего, настаивал на том, что «грузинское население Южной Осетии подверглось этнической чистке, а грузинские войска в Южную Осетию были введены по причине вторжения русской армии». Известная песня. Однако, факты свидетельствуют об обратном, и они изложены в иске российской стороны, которые конкретно указывают на нарушение Грузией ряда статей Европейской Конвенции о защите прав человека, в частности статьи 2 (право на жизнь), статьи 3 (запрет бесчеловечного и унижающего достоинство обращения и наказания), статьи 8 (право на уважение частной и семейной жизни), статьи 13 (право на эффективное средство правовой защиты) и статьи 14 (запрещение дискриминации).

Значительный пакет документов по военным преступлениям был подан в международный уголовный суд, расположенный в г.Гаага (Гаагский трибунал). Формально предварительное расследование в Гааге велось семь лет, но лишь в 2015 году эта тема неожиданным образом актуализировалась. Новый прокурор Гаагского суда Фату Бенсуда вывела расследование на политическую авансцену.

Впрочем, неожиданную активность Гаагского трибунала тогда связали, прежде всего, с желанием досадить Российской Федерации, а не со стремлением установить правду и наказать виновных. Так, прокурор Ф.Бенсуда еще до начала расследования определила свое видение ситуации, заявив, что «есть разумные основания полагать: во время короткой войны за поддерживаемую Москвой грузинскую область Южная Осетия (курсив наш –прим.ред.) были совершены военные преступления». Даже если в процессе расследования следователи Гаагскогосуда выявят и обнародуют отдельные преступления грузинских властей в отношении мирного населения и миротворцев, то в остальном попытаются предъявить претензии в отношении действий России и осетинских вооруженных подразделений. Как иллюстрация подобных действий Запада – попытка организовать международный трибунал по факту гибели индонезийского «Боинга» над Украиной.

Нежданная активность Гаагского суда тогда вызвала эйфорию в Грузии. Здесь почему-то считают, что действия грузинского руководства и армии в августе 2008 года являются олицетворением справедливости и законности. Но нашлись и трезвые головы. Эксперт по международному праву, юрист Давид Джандиери отметил, что грузинской стороне во время судебного процесса придется не только нападать, но и серьезно обороняться. «Реальной проблемой может стать та часть, которая касается атаки на российских миротворцев в августе 2008-го. Существуют разные взгляды российской и грузинской сторон на это событие. Именно эта часть дела может стать довольно проблемной для Тбилиси», – заявил грузинский эксперт.

И вот слова грузинского эксперта находят свое подтверждение. Министр юстиции Грузии Тея Цулукиани в эфире телекомпании «Имеди» выразила свою позицию о расследовании фактов российско-грузинской войны 2008 года, которую ведет международный уголовный суд в Гааге. Она пояснила, кто понесет ответственность по итогам расследования в Гаагском суде. «В Гааге проходит судопроизводство по двум направлениям. Одно из них – Уголовный суд, где расследование ведет прокурор Фату Бенсуда. Она ведет дело по преступлениям, которые могли быть совершены во время войны 2008 года. Если она придет к заключению, что в определенных эпизодах преступления действительно были совершены, она может обратиться с требованием о задержании конкретных лиц к Гаагскому суду. То есть здесь Грузия не может быть стороной, может встать вопрос ответственности индивидуальных лиц вне зависимости от их гражданства, этнической принадлежности», – обрисовала ситуацию министр юстиции Грузии. При этом она дала ясно понять, что среди таковых могут со всей вероятностью оказаться и грузинские граждане.

Так считает не только Т.Цулукиани. Основатель «Ассоциации реформ Грузии» (GRASS), бывший руководитель информационно-аналитического департамента МВД Грузии Шота Утиашвили также подтвердил вероятность осуждения грузинских военнослужащих международной судебной инстанцией в Гааге. «Если кто-нибудь из Грузии будет осужден, то с большой вероятностью из-за сосовершения двух преступлений: одно – нападение на миротворцев, и второе – неизбирательная атака мирного населения Цхинвали», – полагает Утиашвили.

Правда, последствия этого вполне справедливого решения он видит в другом. Ш.Утиашвили уверен, что если в Гаагском суде осудят какого-либо грузинского военного, тогда окончательным результатом будет то, что признание Южной Осетии и Абхазии независимыми государствами будет оправдано. «Так мы оправдываем и российскую военную агрессию, и признание т.н. Южной Осетии и Абхазии», – заявил Утиашвили в эфире телекомпании «Рустави 2».


Страсти по Страсбургу

Отметим, что существует еще одна инстанция, рассматривающая нарушения прав человека, в том числе связанные с военными действиями против мирного населения. Это Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), который еще называют «Страсбургский суд» по месту пребывания. Сюда также были направлены индивидуальные жалобы против действий Грузии в августе 2008 года. Истцами выступили жители Южной Осетии, военнослужащие российской армии, проходившие службу в миротворческом батальоне в Цхинвале, а также их близкие. Иски жителей Южной Осетии против Грузии были поданы в конце августа – начале октября 2008 года, практически сразу после войны в Южной Осетии – это более трех тысяч исков.

Уже в августе 2008 года в Южную Осетию прибыли следователи Следственного комитета России (СКР), которые в течение двух месяцев опрашивали жителей РЮО и документировали данные о последствиях войны. Тогда же представители российской Генпрокуратуры обратились к владикавказским адвокатам с просьбой подготовить жалобы в Страсбург.

Однако адвокаты оказались не на высоте, и тщательно подготовленные доказательства следователями СКР не воплотились в юридически безупречные исковые заявления. Так, большинство документов были представлены в спешке – в течение одного месяца, что в итоге и предопределило судьбу половины из направленных в ЕСПЧ исков. Очевидно, адвокаты полагали, что преступления грузинской военщины столь очевидны, что формальности будут не так важны.

Куда тщательнее подготовилась грузинская сторона. Из Грузии в Страсбург поступило около 150 жалоб от тысячи заявителей. Иски полтора года готовили пять правозащитных организаций – они не только собирали показания, но и прошли все национальные инстанции защиты прав человека, прежде чем обратились в ЕСПЧ. В Южной Осетии же сочли необязательным обращение в местные суды. Между тем прохождение всех уровней судебных инстанций на местах является обязательным условием успешного рассмотрения дела в Евросуде.

Тем не менее, первые семь дел из Южной Осетии были приняты ЕСПЧ к коммуницированию (предварительной процедуре рассмотрения) уже в начале 2009года. На этой стадии суд разослал свои письма-запросы как истцам, так и ответчикам. Если эта процедура пройдена успешно, суд может принять дело к рассмотрению – и это уже 50% успеха. Оперативность суда в этом случае стала почти беспрецедентным событием. Обычно такая процедура в делах против Грузии занимает от года до двух, а в делах против России – от двух до четырех лет (сроки зависят от перегруженности секций суда, отвечающих за Грузию и РФ). Оперативность свидетельствовала о том, что в Европе эти дела считают приоритетными.

Эксперты в области международного права полагают, что семь пилотных дел могли стать прецедентом, после которого остальные иски жителей Южной Осетии против Грузии рассматривались бы в сжатые сроки. Но в делах из РЮО стадия коммуницирования была провалена: владикавказские адвокаты, как заявили представители ЕСПЧ, не ответили ни на одно письмо из Евросуда, Именно поэтому еще в марте 2010 года суд исключил из списка рассмотрения пять из первых семи дел.

Между тем, отклоненные Страсбургским судом осетинские дела играли ключевую роль для рассмотрения остальных трех тысяч исков против Грузии, так как, согласно страсбургским процедурам, судьи могли вынести решение сначала по этим пяти делам, а затем применить это решение по похожим искам. Эти пять дел вели российские адвокаты, проживающие во Владикавказе – всего трое юристов. Каждый из них подготовил еще по несколько сотен исков из Южной Осетии. На вопрос журналистов о причинах игнорирования запросов из Евросуда адвокаты ответили, что не знают английского языка, а на перевод писем из Евросуда у них не хватило времени и денег.

В итоге такая ситуация привела к фактическому провалу инициативы с исками против Грузии. После отклонения первых пяти дел, Европейский суд направил письмо осетинским адвокатам с вопросом, будут ли они представлять интересы 1549 истцов из Южной Осетии, заявления которых были отобраны для рассмотрения на первом этапе. Ответа не последовало. 11 июня последовал повторный запрос – и снова без ответа. В итоге 14 декабря 2010 года ЕСПЧ вынес решение об исключении из списка на рассмотрение 1549 дел из Южной Осетии против Грузии. В резолютивной части решения говорится: «Суд считает, что… заявители в настоящих делах могут рассматриваться, как более не желающими заниматься своими жалобами». Самое интересное то, что сами пострадавшие о своем «нежелании» даже не подозревали, потому что звено «адвокаты» в исковой цепочке от дела де-факто самоустранилось…

Надеемся, что остальные полторы тысячи исков, ранее не отклоненные Европейским судом по правам человека, все еще находятся в правовой разработке, и не пылятся на полках шкафов судебного архива в Страсбурге.

Л.Джиоев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Декабрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 

Популярно