Православие и Народная религия. Зависит ли патриотизм от принадлежности к определенной религиозной конфессии?

20-08-2018, 17:49, Аналитика [просмотров 217] [версия для печати]
  • Нравится
  • 2

Православие и Народная религия. Зависит ли патриотизм от принадлежности к определенной религиозной конфессии?Недавно в российском информационном пространстве появилось сообщение о том, что в русской православной церкви (РПЦ) занялись разработкой Всероссийского единого реестра атеистов (!), в котором будут содержаться сведения о лицах, исповедующих языческую религию или придерживающихся радикального атеизма.Эта информация является настолько неординарной, что наводит на мысль о ее фейковом характере. Поскольку иными словами, идет проработка т.н. «черного списка», который также можно обозначить как «список тех, кто не с нами». И это официально проявившееся ранжирование не может не настораживать.

Религия и патриотизм

Сообщается, что разработкой указанного реестра займется «Научно-исследовательский институт православных наук», созданный несколькими годами ранее при РПЦ. В базу данных также будет попадать информация о проведенных или готовящихся языческих обрядах. При этом в церкви подчеркнули, что не намерены прибегать к ограничениям на основе данных из реестра – к примеру, фигуранты списков смогут даже появляться в православных храмах, если «проявят истинность своих намерений перехода в истинную веру». В то же время служба внутренней безопасности патриархата будет отслеживать контакты сотрудников и служителей РПЦ с лицами из списков и при необходимости принимать соответствующие кадровые решения.

Вместе с тем известная критическая позиция РПЦ в отношении традиционных верований свидетельствует об озабоченности клириков русской церкви растущей популярностью народных верований и ростом атеизма в России. Так, патриарх Кирилл высказал тревогу по поводу того, что идеи язычества становятся популярными среди спортсменов ибойцов спецназа.Об этом он заявил, на заседании патриаршей комиссии по вопросам физической культуры испорта. «Когда мы стали получать информацию отом, что среди спортсменов сейчас становятся популярными некоторые языческие воззрения, то вначале отнеслись кэтому какк некой странности, абсолютному исключению изправил. А потом, после того какбыл собран большой объем информации, мы поняли, что какв спортивной среде, так исреди военнослужащих, особенно тех, которые работают всфере специальных операций, становятся популярными языческие идеи, идеи, проистекающие изязыческого отношения кчеловеку»,– заявил предстоятель русской церкви. На это, подчеркнул он, нельзя смотреть безразлично. Потому что спортсмены иучаствующие «в опасных дляжизни военных операциях защитники Отечества» нуждаются вдуховной поддержке. К тому же, еслиони будут «мотивировать себя языческим мировоззрением, языческими культами», то «ничего хорошего изэтого невыйдет». Как отметил патриарх, бездействие состороны Церкви приводит ктому, что пропаганда здорового образа жизни «нередко превращается ввозрождение языческих культов, втом числе языческого отношения кчеловеческому телу». Такая вот однозначная позиция, которую некоторые в свою очередь трактуют как радикальная.

Между тем, эту тревожную для РПЦ тенденцию священнослужители отмечали и до выступления главы Русской православной церкви. Еще в январе текущего года в храме Христа Спасителя на встрече с руководителями епархиальных информационных подразделений и отделов по взаимоотношению Церкви и общества Владимир Легойда выразил озабоченность ростом популярности неоязычества в России. По его словам, это «напрямую вызов Церкви». «Мы наблюдаем сегодня рост неоязыческих настроений среди молодежи, в первую очередь, в кругах спортсменов и людей, носящих оружие, то есть это спецподразделения и так далее», – заявил глава синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ. Представителями РПЦ отмечалось также, что когда священнослужители в армейских подразделениях проводят молитвенные службы, то, особенно в элитных подразделениях армии, спецназа, обнаруживается все большая часть отказников по причине принадлежности человека к неоязычеству – «родновере». Таких примеров становится все больше и больше, что может представлять, по мнению клириков РПЦ, угрозу… для армии.

Свое мнение по этому поводу имеют и представители народных верований России. Так, глава Союза славянских общин славянской родной веры Максим Ионов отмечает, что сегодня многие патриотически настроенные люди тянутся к своим родным корням, к истокам. «Ко многим приходит понимание, что патриотизм, национальное самосознание и родная вера имеют много общего и гармонично дополняют друг друга», – говорит М.Ионов, носящий сегодня новое имя – волхв Белояр. «Русская православная церковь хотела бы, чтобы государственная власть, вопреки Конституции, проводила политику запрета всего, что Церковь относит к проявлению язычества. Создание образа врага из язычников служит этой цели. Страх язычества и запугивание язычеством являются одной из форм ксенофобии, которая не раз в истории многих народов и стран провоцировала религиозные войны, служила обоснованием для дискриминации», – был категоричен руководитель религиозного течения.

Здесь же отметим, что народные верования переживают возрождение и в среде гражданского населения. Например, жители села Большая Коча Пермского края в конце августа проведут обряд «Быкобой», который подразумевает жертвоприношение быка и омовение в его крови, стекающей в реку. Этот обряд будет проводиться с одобрения Министерства культуры, так как его планируется провести в рамках межмуниципального фестиваля коми-пермяцкой обрядовой культуры «Проллавер». Впрочем, от государственного статуса праздника языческая суть обряда не меняется.

Язычество как условность

Возвращаясь к сообщению о намерении вести учет язычников и атеистов, отметим, что в этот реестр непременно попадет большая часть, например, жителей Северной Осетии. Здесь к приверженцам народных верований, которых принято причислять к языческим, себя причисляет 52% молодых людей. Оставшаяся часть – приверженцы и христианства и «язычества», отдельно христианства и отдельно мусульманства.

Впрочем, как таковых язычников в Осетии, что на юге, что на севере нет. Термин «язычество» и, тем более, «неоязычество», обычно применяемый к народным верованиям осетин, происходит от вольной трактовки этого понятия.

Тут хотелось бы отослать наших читателей к исследованиям старшего научного сотрудника Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований Федара Таказова, посвященным религиозным воззрениям осетин. Он, в частности, указывает, что в Осетии, с утверждением в конце XVIII в. царской администрации, официально признавалось существование лишь двух религий – христианства и мусульманства. А те воззрения, которые выходили за их рамки, объявлялись язычеством или пережитками прошлого. Однако ни христианство, ни мусульманство не пустили глубоких корней в сознание народа, который в своей основе остался на позициях исповедания архаичных форм религии.

Религиозные воззрения осетин необходимо рассматривать как структурообразующий компонент всего комплекса традиционной культуры, для которого характерно определенное знаковое содержание и который в значительной степени определяется конкретными историческими условиями развития религиозных традиций.

Несмотря на богатый материал и наличие большого количества научных работ, освещающих различные компоненты системы религиозных взглядов осетин, исследователи часто дают противоположные оценки. В исследованиях архаичных форм религиозных воззрений осетин поражает разнообразие терминов, которыми определяются верующие осетины: «забывшие христианство иноверцы», «язычники», «полуязычники», «слабые в вере христиане», «приверженцы нецерковной обрядности» и их религия: «язычество», «двоеверие», «дохристианская религия», «народные верования», «традиционные верования», «национальная религия осетин», «православно-языческий синкретизм».

Но давайте посмотрим на эти утверждения критично. Начнем с того, что обычно исследователи исходят из постулата, что язычество «предполагает и многобожие, и приношение жертв». В «Словаре русского языка» термин «язычество» определяется как «общее название древних религий, характерной особенностью которых в отличие от христианства, буддизма, ислама является многобожье», т. е. политеизм.

Однако осетины не признают многобожье, они почитают только одного Бога – «Хуыцау». Он не только «Великий Бог» («Стыр Хуыцау»), но и единственный («иунæг Хуыцау»), не имеющий равных – «æмбал кæмæн нæй» (букв. «тот, кому нет равного»). Остальные небожители воспринимаются не как Боги, а как ангелы («зæдтæ / изæдтæ»), архангелы («дауджытæ / идаугутæ») или небожители. И то, что отношение осетин к своим ангелам и небожителям противоречит в некоторых случаях канонам ислама и христианства, ни в коей мере не предполагает исповедание многобожия.

Приношение жертв – также не показатель язычества. Одним из столпов ислама является справление праздника «Курбан-байрама», в основе которого – жертвоприношение барана. Таким образом, термин «язычество» неприемлем к определению религиозной системы осетин.

Чтобы избежать термина «язычество», в науке иногда употребляется другой, не менее спорный термин – «традиционная религия». Традиционная религия предполагает преемственность религиозных воззрений, или другими словами – преемственность верований, передающихся из поколения в поколение. В таком случае данная терминология применима и к христианству, и к мусульманству, так как они уже для нескольких поколений осетин в какой-то мере также являются традиционной религией. Или все же для того же христианства (которое само помимо православия и католичества распалось на множество конфессий, именуемых сектами) любая другая религия принципиально априори является язычеством? Также как для мусульман все остальные являются неверные, а в древности для Рима все кроме них были варварами? В таком случае ничего доброго не будет…

С. Остаев

Фото Алексея Ковалева

  • Сталинбек

     К сведению С.Остаева:


    язычество (от церк-слав языцы - народы, имеющие свой собственный язык, культуру, мировоззрение, письменность) - буквально Вера народа или народная Вера.

    Вера древнего Ирыстона (Ир-ы Дин) восходит к 3-му т.л. до нэ и ранее.

     Т.о. Ир-ы Дин гораздо древнее версий аврамических ре-лигий (иудаизм, иудохристианство и ислам). 

    Исходя из этого, зададимся вопросом:

    к чему нам чужеродные ре-лигии, когда мы унаследовали древнейшую Веру?! У наших предков не было зомбирующих "книг" и церковников. У нас не было и нет корпораций чиновников от ре-лигий, ибо Ир-ы Дин - ВЕРА, а не ре-лигия. 

    Для приобщения к Вере предков у нас не было зомбирующих ритуалов - кагор или обрезание. Ир-ы Дин впитывается нами с молоком матери! 

    В первую очередь, нам необходимо определиться в:

    1. предназначение Веры;

    2. что есть Бог.


    Считаю, что

    - Вера должна сплачивать Гражданское общество, воспитывать молодежь Идеалам и заповедям предков (Агъдау, Фыдаелты фадзаехстае);

    - Бог - это высший Идеал, к которому должны стремиться Ираеттае всю жизнь. Как говорил Гераклит: "Личность - божество человека".



     

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 

Популярно