Воспоминания и грезы настоящего полковника

13-08-2018, 13:26, Аналитика [просмотров 449] [версия для печати]
  • Нравится
  • 3

Воспоминания и грезы настоящего полковникаВ ее крохотной квартире на первом этаже по улице Миротворцев по-прежнему слышны их голоса. И в ее личном архиве они все ещё живые. И Валера Хубулов, и братья Кабисовы – Ацамаз и Азамат, и Алан Джиоев, и даже герой августа 2008-го, еще совсем молодой спецназовец Амиран Багаев… В ее кадрах наше Министерство Обороны еще многочисленное, боеспособное ведомство, а ребята, создавшие его и наполнившие смыслом его существование в структуре государственной власти по-прежнему молодые, мужественные и отважные. Все вместе. И павшие, и живые, вернее, выжившие в двадцатилетнем противостоянии с врагом...

Она часто прокручивает историю, запечатленную на пленке. И это вовсе не ностальгия. Это осознанное желание не забыть. И со временем оно ощутимее и острее. Поскольку это в определенной степени и история ее собственной жизни, которая волею судьбы оказалась переплетенной с историей Республики, точнее, той ее части, которая повествует об уникальных событиях, связанных со становлением и дальнейшей деятельностью вооруженных сил страны, с людьми, которые творили новейшую историю молодого государства…

Изольду Беппиеву можно с уверенностью причислить к категории цхинвальцев, прошедших вместе со страной всю тяжесть огня и воды, все испытания от начала до конца, от суровых 90-ых до победного признания 2008-го. Именно эта категория цхинвальцев, стоически выстоявших в двадцатилетней борьбе, к которой с уверенностью можно причислить и героиню нашей публикации, и привела свое государство к долгожданной дате 26 августа 2008 года. В ассоциациях людей подполковник запаса Изольда Беппиева – это, в первую очередь, женщина с видеокамерой, которая все эти годы «светилась» фактически на всех публичных мероприятиях, женщина, которая фиксировала историческую хронику у всех на виду… Когда-то она была актрисой. Яркой, незаурядной красавицей, украшением грузинской части труппы Юго-Осетинского Госдрамтеатра. Главные роли, успех, любовь поклонников искусства – все вмиг оказалось похороненным под обломками рухнувшего в одночасье благополучия и беззаботности.

Потом в ее жизни, как и жизни всего Цхинвала, случилась война. Труппа, коллектив, который она считала родным, подчиняясь всеобщей ненависти ко всему осетинскому, в одночасье покинула театр, всем составом, плавно перекочевав в столицу Грузии. Молодая артистка осталась одна. Наедине со множеством вопросов и свалившейся неожиданно перспективой остаться не у дел. В осетинскую труппу театра перейти артистка не могла – осетинским языком, впрочем, как и русским, она не владела на необходимом для постановок уровне.

Это было испытание, из которого она нашла выход по-своему. Просто закрыла свои красивые наряды артистки за дверью платяного шкафа и приняла решение стать немного другой. Полезной в военное время. Уже через несколько месяцев Изольда сама пришла в только образовавшийся Комитет информации и предложила свои услуги. И здесь ее знание грузинского языка пришлось совершенно кстати. Информационное ведомство в меру своих возможностей пыталось противиться развязанной параллельно с военной агрессией информационной войне. Изольда вспоминает, как пиратскими способами удавалось перекрывать некоторые радиочастоты и выходить в эфир с призывами о помощи оставшемуся один на один со своей бедой народу Южной Осетии. Это был настоящий прорыв в большой мир, голос народа, оказавшегося на грани исчезновения.

Изольда озвучивала в этом своеобразном экстремальном эфире новости на грузинском языке, легендарная Донара Кумаритова читала информацию на русском, а Мира Цховребова на английском. Это были первые маленькие победы осетинских журналистов в информационной войне против Грузии. Здесь же, в Комитете информации и печати, Изольда впервые взяла в руки видеокамеру, на которую стала фиксировать все происходящие в Республике события.

Уже потом она стала служить в министерстве Обороны страны. Практически с момента создания военного ведомства. Она рассказывает о событиях почти тридцатилетней давности в деталях, не упуская даже незначительных, на первый взгляд, нюансов. «Хочешь посмотреть кадры, свидетельствующие о том, как создавалось министерство обороны?» – и не дожидаясь ответа, включает ноутбук, на который удалось перенести лишь небольшую оцифрованную часть ее уникального архива. На мониторе оживает начало 1993-го, январь. Обычные, казалось бы, на первый взгляд кадры с совещания у главы Верховного Совета Людвига Чибирова. Два десятка мужчин в кабинете в теплых куртках и даже шапках. «Это совещание, на котором принималось решение об основании Министерства обороны, в кабинете, также как и на улице была минусовая температура, но это никого не смущало, все сидели более четырех часов дожидаясь итогового решения, знакового в истории Вооруженных сил страны, – рассказывает подполковник запаса. – Очень интересное было выступление Валеры Хубулова. Никаких контраргументов со стороны присутствующих в ответ на его предложения. Он очень четко продумал все свои предложения. Создать в то непростое время Вооруженные силы было под силу только очень принципиальному и мужественному человеку, и это при том, что кадровым военным Хубул не был».

Изольда вспоминает первые дни начала работы нового ведомства. Не было ни оружия, ни материально-технической базы. Валера Хубулов решал все вопросы на грани человеческих возможностей. «Я часто сожалею об упущенных моментах, – с горечью говорит Изольда Владимировна. – На моих глазах вершилась история, происходили весьма интересные с точки зрения сегодняшнего дня события. Не удалось зафиксировать на пленку очень многое. Ребята, служившие в военизированных структурах, очень настороженно воспринимали мое присутствие, постоянно настаивали, чтобы я выключала камеру. Валера Хубулов, только завидев меня, тоже почему-то замолкал и просил его не снимать… Он считал все это лишним… Тогда не было такого понятия как пиар, да и он, личностям такого масштаба как Хубул, собственно, был и не нужен. И, тем не менее, Валеры очень много в моих архивах. Пользуясь его хорошим расположением, я позволяла себе фиксировать все происходящее вопреки его нежеланию, да и, к слову, научилась, со временем, становится незаметной, снимая в основном с боковых ракурсов».

За много лет, вплоть до августа 2008-го через военное ведомство прошла лучшая боеспособная молодежь Южной Осетии. «Казалось бы, после смерти Валеры Хубулова, Алана Джиоева и других легендарных защитников Отечества, деятельность военного ведомства должна была несколько ослабиться, однако на смену пришло другое поколение, такое же одержимое любовью к Родине и способное ее защитить, – продолжает моя собеседница и показывает кадры с учений взвода майора Амирана Багаева. – Это именно те ребята, которые дали отпор грузинской армии у въезда в Цхинвал с западной стороны 8 августа 2008-го. Тогда погиб сам командир взвода и капитан Азамат Джиоев. К сожалению, из этой группы, что на съемках, многие погибли еще до августа 2008-го»…

Архив Изольды Беппиевой хранит не только хронику создания и последующей деятельности Минобороны Республики. Она бережно хранит пленки, на которых запечатлены и зверства грузинского фашизма. В папках на рабочем столе соседствуют уже оцифрованные записи, свидетельствующие о трагедии Зарского расстрела и ее жертвах и… застолье палачей, совершивших это чудовищное преступление, уже спустя два дня после трагедии, потрясшей мир, в грузинском селении Кехви.

«Эта запись оказалась у наших силовиков спустя много лет после 20 мая 1992 года, мне ее дали, чтобы я перевела, что эти нелюди говорили… Она так и осталась в моем архиве, – объясняет наличие не совсем обычного «документа» в своем ноутбуке подполковник запаса.

А еще у женщины-оператора очень много записей, свидетельствующих о важных политических событиях. Она в качестве оператора была постоянным участником переговорного процесса. «Эти бесконечные заседания переговорщиков, признаюсь, для меня были своеобразным психологическим испытанием. Слушая, какую трактовку геноцида нашего народа преподносили грузинские переговорщики, у меня были постоянные порывы высказать им в лицо все, что о них думаю. Дело оператора только снимать, фиксировать происходящее, тем не менее, я иногда позволяла себе кое-какие реплики на грузинском языке в адрес тбилисских переговорщиков», – вспоминает Изольда...

Она не выпускала камеру из рук вплоть до завершения войны в августе 2008-го. Отважная женщина и тогда оказалась в эпицентре огня. Грузинский танк был взорван прямо перед окнами ее квартиры по улице Миротворцев, напротив здания Совпрофа. Город еще полыхал, когда 10 августа она вернулась на работу. Ее знание грузинского языка опять оказалось кстати, Изольда переводила осетинским военным документы, которые в качестве трофеев оказались у наших подразделений… Тогда же, собственно, закончилась и ее борьба за мир и благополучие, в которую она, как и мы все, вопреки своей воле оказалась втянутой в далеком 1989-ом. Борьба и самоотверженный труд во благо длиною в целую жизнь…

Сейчас у подполковника запаса Изольды Беппиевой есть мечта. На основе имеющихся архивов создать цикл документальных фильмов о новейшей истории нашей страны, знаковых в истории современности личностях и их вкладе в становление и укрепление молодого государства. Ее архив – живое свидетельство истории и памяти, которые народ не имеет права забывать. А потому есть надежда, что ее труд, ее многолетняя работа рано или поздно найдет отражение в будущих работах осетинских документалистов, выражающих заинтересованность этим важным и нужным направлением.

Рада Дзагоева

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 

Популярно