Место встречи изменить нельзя (некоторые размышления по поводу встреч в приграничном селении Эргнет)

20-07-2018, 18:46, Аналитика [просмотров 123] [версия для печати]
  • Нравится
  • 3

Место встречи изменить нельзя (некоторые размышления по поводу встреч в приграничном селении Эргнет)Контакты в формате Механизмов по предотвращению и реагированию на инциденты (МПРИ) стали уже традиционными – 10 июля представители Южной Осетии, России, Грузии и Запада собрались в приграничном грузинском селении Эргнет уже в 88 раз. Обычно наша газета ограничивается общим сообщением об этом мероприятии, но в это раз хотелось бы остановиться на последней встрече в рамках МПРИ поподробнее.

Летают тут всякие…

Сам формат Эргнетских встреч является «порождением» Женевских дискуссий: решение о создании МПРИ было принято в ходе четвертого раунда встреч в Швейцарии в феврале 2009 года. При этом, если в Женеве большей частью рассматриваются вопросы общего характера, то в формате МПРИ – текущие проблемы, порой требующие немедленного реагирования: нарушения государственной границы, вопросы передачи задержанных, пропажа скота и т.п.

Разнообразной и во многом симптоматичной была повестка дня последней встречи в Эргнет. Представительство сторон обычно остается стандартным. Как обычно, во встрече приняли участие представители Республики Южная Осетия, Российской Федерации, Грузии, а также члены представительств МНЕС и ОБСЕ.

Юго-осетинская сторона заявила грузинским визави и, по умолчанию, ее западным партнерам-участникам МПРИ о недопустимости пролета летательных аппаратов вблизи линии государственного разграничения. По этому поводу заявление сделал глава делегации РЮО, заместитель полпреда Президента Южной Осетии по постконфликтному урегулированию Егор Кочиев. «В июне вблизи государственной границы Южной Осетии с Грузией были зафиксированы полеты беспилотников, – сказал Кочиев. – На встрече мы пытались с коллегами выяснить их принадлежность, поскольку юго-осетинской стороне они не принадлежат».

Были отмечены и другие факты пролета вблизи госграницы полноразмерных летательных аппаратов: самолетов и вертолетов. По словам дипломата, на встрече представители грузинской делегации пояснили, что эти воздушные судна перевозят туристов. «Мы, со своей стороны, отметили, что считаем нарушение воздушного пространства нашей Республики очень серьезным инцидентом, и будем выяснять, чьи летательные аппараты залетают на нашу территорию», – подчеркнул глава юго-осетинской делегации. Кочиев добавил, что по имеющейся информации, воздушное пространство Южной Осетии нарушил летательный аппарат израильского производства «Гермес-450», которого нет в наличии, как в Южной Осетии, так и в России. Грузинская сторона в ответ заявила, что это вполне могли бы быть… беспилотные самолеты 4 российской военной базы типа «Орлан».

Отметим, что военные и сотрудники спецслужб Грузии достаточно активно используют средства воздушной разведки. Первые такие опыты в отношении нашей Республики они начали проводить еще в 2007 году, когда Грузия стала применять беспилотные летательные аппараты (БПЛА), приобретенные у Израиля. Грузинские беспилотные дроны время от времени залетали в воздушное пространство нашей страны. Потом наступило затишье. И вот теперь, очевидно, интерес грузинских разведывательных служб к Южной Осетии снова активизировался.

Впрочем, с этой целью Грузия использует не только беспилотные самолеты, над границей снова завис «вражеский глаз». Уже несколько дней на приграничной с РЮО территорией в районе селения Никози в небе висит разведывательный аэростат «Скайстар-300», израильской фирмы «RT LTA системз». Он относится к семейству так называемых тактических привязных разведывательных аэростатов, т.е. не направляется в свободный полет, а висит привязанным к автомобилю. «Скайстар-300» предназначен для сбора информации, наблюдения, разведки и ретрансляции связи.

Аэростат может нести электрооптическую полезную нагрузку для ведения круглосуточного наблюдения. Система поставляется со станцией сбора и обработки информации, элементы которой подвешены под воздушным шаром. В состав оснащения входят бортовые камеры, которые позволяют производить круглосуточный мониторинг территорий. Подготовить к применению «Скайстар-300» можно за 20 минут. Дирижабль в течение 72 часов в состоянии работать на высоте 300-500м. Позволяет держать под контролем «пятно» диаметром 60 км, в нашем случае это расстояние до поселка Дзау. Впервые этот вражеский воздушный соглядатай появился у наших границ в марте 2018 года, теперь вот новый прилет.

Интересно, что грузинская сторона оправдывает появление этого аппарата тем, что его, якобы, используют в процессе разминирования приграничной зоны. Мы понимаем, когда аэростаты применяют для наблюдения за полем боя, но в то, что можно с воздушного шара увидеть закопанные в земле мины – в это верится с трудом. Да к тому же в приграничной зоне процесс разминирования (кстати, спонсированный Западом) завершился еще несколько лет назад. Организация «Помощь норвежского народа» 18 июня 2010 года официально закончила разминирование местности от Гори (Грузия) до границы с Цхинвалом. Сюда же вошла территория вокруг селения Никози, где и базируется в настоящее время шпионский летательный объект.

Скелеты в шкафу

Грузинская сторона все последнее время использует факт смерти своего гражданина А.Татунашвили, как во внутриполитической повестке, так и в игре на западную публику. Не стала исключением и площадка МПРИ. Представители Грузии заявили о необходимости передачи внутренних органов А.Татунашвили грузинской стороне. Их отсутствие, как они полагают, не дает возможность доподлинно определить причину смерти этого грузинского гражданина. Представитель РЮО в МПРИ Егор Кочиев по этому поводу заявил, что он был ознакомлен ранее на встрече в Женеве с заключением грузинских экспертов. «Не комментируя заключение грузинского бюро экспертизы (им. Л.Самхараули – прим.ред.), скажу, что я с ним ознакомился. Фрагменты внутренних органов были переданы грузинской стороне. Это фрагменты сердца, печени, диафрагмы, селезенки. Какие еще органы требует грузинская сторона, я не понимаю? Грузинская экспертиза не дает ответа ни на один вопрос, поэтому говорить, что Татунашвили убит, это передергивание фактов. Он умер», – сказал юго-осетинской представитель. Он также добавил, что грузинские журналисты передергивают факты, называя смерть Татунашвили убийством.

Впрочем, смерть А.Татунашвили называют убийством не только журналисты, но и грузинские политики. При этом доказательств этого нет ни у одних, ни у других, в том числе и у правоохранительных органов Грузии. До сегодняшнего дня Национальное бюро судмедэкспертизы им. Самхарули в Тбилиси, так и не смогло предоставить убедительные доказательства насильственной смерти А.Татунашвили. А все измышления грузинских политиков о «сотне ран», «следе пули во лбу», «отрезанных пальцах» – ничто иное, как кощунственные измышления. Даже участник этой встречи МПРИ от Грузии, начальник аналитического департамента Службы госбезопасности ГрузииИраклий Антадзе на вопрос журналистов о передаче грузинской стороне органов Татунашвили не дал внятного ответа. «Мы и сегодня со всей принципиальностью поставили этот вопрос. Я не являюсь экспертом, но знаю, что для полноценного проведения экспертизы необходимо наличие определенного количества фрагментов органов. Думаю, будет лучше, если комментарий по этому вопросу будет переадресован соответствующему ведомству. Передача внутренних органов вновь остается для нас приоритетом», – повторил очередную мантру руководитель грузинской делегации.

Напоминаем, что со времени передачитела А.Татунашвили грузинской стороне идет уже четвертый месяц. А сотрудники Национального бюро судмедэкспертизы так и не определились с окончательным выводом. Или может все же определились? И данные грузинской экспертизы полностью подтверждают предоставленные юго-осетинской стороной выводы независимого российского эксперта. Просто сказать об этом – значит подвергнуть себя опасности линчевания. Сегодня в Грузии на фоне истерии никто не решится сказать, что А.Татунашвили все же умер, а не «был замучен в застенках Цхинвала». Вот и была придумана отговорка в отсутствии внутренних органов у экспертов. При этом в Национальном бюро понимают, что Южной Осетии им более того, что было передано, передать нечего. И эта удобная ситуация может тянуться достаточно дол го, пока актуальность смерти А.Татунаш-вили не утратится.

Мертвые души

Словосочетанием, вынесенным в подзаголовок статьи, можно охарактеризовать т.н. «Список Отхозория-Татунашвили», которым грузинские власти манипулируют на встречах с абхазами и осетинами в формате МПРИ. Дело в том, что в перечне лиц, внесенных в этот список, есть люди, которые давно ушли в мир иной. Тем не менее, Тбилиси собирается применить к ним меры уголовного преследования. Очевидно, грузинские правоохранители уверены, что их юрисдикция распространяется и на загробный мир.

В этот список, напомним, вошли лица, имевшие, по мнению грузинских депутатов, отношение к смерти Арчила Татунашвили и Гиги Отхозория. Последний был убит в мае 2016-го на пропускном пункте Хурча-Набакеви, на грузино-абхазской границе.

По этому поводу свой комментарий также сделал полпред Е.Кочиев. «Нам не понятна мотивация списка «Отхозория-Татунашвили», который озвучивала грузинская сторона, – сказал Кочиев. – Мы, в свою очередь, отметили, что Южная Осетия готовит список военных преступлений, совершенных на территории нашей Республики. В их числе Ередская трагедия, произошедшая 18 марта 1991 года, когда заживо были похоронены граждане осетинской национальности, Зарская трагедия, когда была расстреляна колонна беженцев... И эти вопиющие преступления совершили грузинские бандформирования».

Несмотря на то, что итогом этого списка должны стать санкции против его фигурантов, тот же И. Антадзе посоветовал юго-осетинской стороне воздержаться от политизации вопроса «списка Отхозория-Татунашвили». Странное благодушие! Например, в Абхазии к этой теме отношение достаточно жесткое и критичное. В Сухуме уверены, что именно грузинская сторона политизирует вопрос смерти своих граждан. Разность позиций по этому вопросу, в частности, стала причиной срыва грузино-абхазской встречи в формате МПРИ. Об этом в СМИ рассказал представитель Абхазии вформате МПРИ, заместитель председателя Службы государственной безопасности РАВладимир Арлан. «Мы поставили вопрос отом, чтобы грузинская сторона сняласповестки дня вопрос, связанный субийством Отхозория. И выдвинули определенные условия встречи: абхазская сторона готова была обсуждать другие вопросы, кроме Отхозория, дляэтого грузинская сторона должна была официально перед нашей встречей снять этот вопрос сповестки. Грузинская сторона совещалась околочаса, врезультате их ответ свидетельствовал отом, что они неготовы сделать это. В связи сэтим мы отказались обсуждать остальные вопросы ипокинули встречу. Российские коллеги, участники встречи, поддержали нас итакже покинули встречу», – пояснил Владимир Арлан.

У юго-осетинской стороны такого настроя пока не наблюдается. Мы предпочли озвучить угрозу выставить контрсписок, который, кстати, до сегодняшнего дня не готов, и по причине ухода парламентариев в отпуск, будет готов не скоро. Здесь, к слову, необходимо отметить и особость нашего представительства в формате МПРИ. Делегации Грузии и Абхазии в МПРИ представляют заместители глав службы государственной безопасности (аналог нашего КГБ). Нашу страну представляет уполномоченный от аппарата Полномочногопредставителя Президента по вопросам постконфликтного урегулирования. Такая же ситуация и на Женевских дискуссиях. От Южной Осетии делегацию возглавляет Мурат Джиоев – полномочныйпредставительПрезидента по вопросам постконфликтного урегулирования, а делегации Грузии и Абхазии – представители МИД... Мы поднимаем этот вопрос несоответствия уже не первый год. Ведь если для Грузии – это деятельность их МИДа, то для Южной Осетии переговоры тем более ничто иное, как именно внешняя политика. Так зачем нам в данном случае институт спецпредставительства, если подобные контакты – сфера деятельности непосредственно Министерства иностранных дел. Можно элементарно перевести переговорщиков под крышу МИД.

И еще небольшое наблюдение. Обычно, в телевизионных репортажах и на страницах юго-осетинских газет мы видим комментарии юго-осетинских участников МПРИ, но никогда грузинских. Странно, что наши журналисты не пользуются возможностью задать острые вопросы представителям Грузии. Хотя представители грузинских СМИ, присутствующие на встречах, не упускают случая разговорить юго-осетинских участников МПРИ.

С. Остаев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Август 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Популярно