Неправительственные организации как агенты влияния на общественное мнение страны?

16-07-2018, 16:54, Аналитика [просмотров 398] [версия для печати]
  • Нравится
  • 2

Неправительственные организации как агенты влияния на общественное мнение страны?Грузинские власти при всей очевидности смены геополитических реалий в Закавказье не оставляют надежду на возвращение контроля над территорией Абхазии и Южной Осетии. После оформления военно-политического союза этих молодых государств с Россией стало понятно, что сделать это вооруженным путем не удастся. Тогда была выбрана другая тактика.

В 2010 году под контролем американских наставников грузинское правительство утвердило стратегию «Вовлечение путем сотрудничества». В январе 2017 года министерство по вопросам примирения и гражданского равноправия объявило о так называемой «программе мирной политики Грузии», а в апреле 2018 г. теперь уже бывший премьер-министр Георгий Квирикашвили провозгласил обращенную к Южной Осетии и Абхазии инициативу под названием «Шаг к лучшему будущему». Официальной целью этой инициативы было объявлено улучшение гуманитарного и социально-экономического положения жителей, вышедших из состава Грузии республик.

Она включает такие направления, как развитие торговли и деловых контактов вдоль грузино-абхазской и грузино-югоосетинской границ, предоставление жителям Абхазии и Южной Осетии возможности получения образования в вузах Грузии и других стран, а также предоставление им безвизового режима для поездок в страны Шенгенского соглашения.

Недавно Г.Квирикашвили получил отставку, и его сменил на посту премьера Грузии М.Бахтадзе. Но не успели высохнуть чернила на указе очередного назначенца, как новоиспеченный глава правительства поспешил объявить миру свои прожекты в отношении абхазов и осетин. «Мы сможем показать нашим осетинским иабхазским братьям, что вГрузии каждый может реализовать свой талант ижить достойно»,– рассказал грузинским СМИ Бахтадзе. При этом он безапелляционно заявил, что Грузия является единственным безальтернативным предложением «для совместного строительство сильного государства».

Тут сразу надо пояснить, что все названные проекты по вовлечению наших народов в орбиту Грузии реализуются вне территории Абхазии и Южной Осетии. Доступ грузинских властей и западных международных организаций к нам закрыт. Поэтому чрезвычайно востребованным остается влияние на общественность наших стран через неправительственные организации. И эта возможность используется широко.

На Южную Осетию и Абхазию обрушился настоящий вал прозападных НПО, известных своей практикой подрыва независимых государств и организации цветных переворотов. Поданным директора Института ЕАЭС В. Лепехина, в Абхазии зарегистрированы около сотни неправительственных и некоммерческих организаций, а их суммарный бюджет составил, например, в 2015 г. более 700 млн. руб., что больше объема финансирования всех силовых структур Абхазии, вместе взятых.

Аналогична ситуация и в Южной Осетии. В частности, в 2010 г. был создан т.н. «Механизм раннего реагирования по укреплению мер доверия» (КОБЕРМ), через который только в 2010-2013 годах было профинансированооколо 30 грузино-осетинских проектов на сумму свыше 3 млн. долл.

Методы обработки жителей Южной Осетии и Абхазии традиционны: выплата грантов, организация встреч в третьих странах, обучение за рубежом, подкуп чиновников.

Достаточно приглядеться к содержанию западных программ, чтобы понять истинные цели их реализации. Все они под видом различных гуманитарных проектов пытаются создать притягательный образ Грузии, призывают забыть прошлое ради светлого будущего. И стараются вовлечь южных осетин и абхазов в орбиту политической и культурной жизни соседнего государства.

На словах ратуя за диалог, Тбилиси, тем не менее, в качестве цели стратегии «Вовлечение путем сотрудничества» обозначил возвращение территорий в состав грузинского государства. Поэтому ведется планомерная работа по разрушению единства Абхазии и Южной Осетии, нивелированию традиционных ценностей, подрыву сотрудничества с Россией и формированию прозападной пятой колонны, которая при накоплении достаточных сил неминуемо попытается захватить власть в республиках. И в этом деле Тбилиси большие надежды связывает с неправительственными организациями в наших странах. Кстати, как пример сказанного – деятельность известного фонда Сороса в нашей республике в нулевых. Являвшийся его представителем в Южной Осетии нынешний спикер юго-осетинского Парламента Петр Гассиев не так давно рассказывал, что ему предлагали 980 тыс. долл. за то, чтобы он отобрал девять молодых людей, пользующихся авторитетом в РЮО, которые бы возглавили государственные департаменты в госаппарате Грузии. Работа Гассиева во главепредставительства фонда проходила подпатронатом Комитета госбезопасности и эти замыслы Сороса удалось вовремя пресечь.

Вообще, далеко не секрет, что многие представители международных НПО являются бывшими, а то и действующими сотрудниками спецслужб стран НАТО и осуществляют свою деятельность под эгидой посольств. Так, в посольстве США за сбор информации по Абхазии и Осетии отвечает офицер ЦРУ, советник посольства Д. Болл, который одновременно является главой американской гуманитарной организации, спонсирующей более 40 грузинских НПО, в свою очередь, сотрудничающих с Южной Осетией и Абхазией. Крайне активно на этом направлении и посольство Британии. Именно это посольство принимает заявки и руководит деятельностью проектов «Кавказский дом», «Интерньюс Грузия», Фонд партнерства «Евразия», «Университет Джорджа Мейсона – Центр миротворчества, «Школа анализа и разрешения конфликтов». Центральным звеном британской резидентуры на Кавказе является НПО «Ресурсы примирения». Это детище английской разведки МИ-6. Да и вообще, известно, что многие проекты,проводимые в сфере грузино-осетинского общения были направлены на оказание гражданам Южной Осетии в Грузии медицинской помощи, сохранение и восстановление контактов по линии представителей гражданского общества, предпринимателей и молодежи, организацию всевозможных тренингов и образовательных программ, проведение исследований и создание совместных информационных площадок, а также, наверное, самое главное, вовлечение граждан Южной Осетии и Грузии в некое подобие переговоров по основным проблемам грузино-югоосетинских отношений.

При этом главной теоретической основой и риторической моделью, которая усиленно навязывалась представителям Южной Осетии, был тезис о том, что грузино-осетинский конфликт продолжается и для его урегулирования, которое «возможно только в рамках сохранения территориальной целостности Грузии, необходимы усилия всех свободных и прогрессивно мыслящих граждан Грузии и Южной Осетии». Попытки отдельных участников от нашей Республики объяснить, что РЮО является независимым государством, встречали понимание, но не находили никакого отражения в итоговых документах и базовых программах. Более того, постепенно общим местом всех проектов, реализуемых по линии НПО, стало не просто признание факта наличия в Грузии грузино-осетинского конфликта, но изменение сути и характера данного явления. Все стало преподноситься уже не как сложный международный этнополитический конфликт между двумя политическими субъектами Грузией и Южной Осетией, каким он был до 2008 года, а как обычный конфликт разных этнических общин одного государства. Та же стратегия «Вовлечение путем сотрудничества», рассматривает Южную Осетию как «осетинскую общину грузинского государства», которая конфликтует с грузинской общиной и поэтому «лишена возможности получать социальные экономические преференции наравне с остальными гражданами Грузии»...

Не секрет, что многие представители юго-осетинских НПО рассматривали эту сферу деятельности как средство для улучшения своего материального благосостояния. При этом некоторые НПО осуществляли свою деятельность в нарушение Закона РЮО о некоммерческих организациях, и скрывали от национальной Налоговой службы факты и размеры получения из-за рубежа значительных финансовых средств. Так, например, только одна юго-осетинская некоммерческая структура с 2009 по 2013 годы получила: 106 тысяч евро от шведского НПО «Квина тил квина», 58 тысяч евро по линии «КОБЕРМ», 22 400 евро от британской НПО «Сейфоруорлд», 15 500 евро от «Nonviolens Peace Forse». К примеру, на функционирование НПО-проекта «Точки зрения» с парой других параллельных проектов американская сторона с сентября 2014 по сентябрь 2015 года выделила 1 млн. 200 тыс. долларов США. Причем на эти деньги, полученные югоосетинскими НПО за пределами Республики, приобреталось жилье, поправлялось здоровье, а также организовывался разнообразный мелкий бизнес.

В последний год-два юго-осетинский сегмент неправительственных организаций, получавших западные гранты через Грузию, существенно сузился. Многие руководители НПО закрыли свои организации, сделав это с как можно большим общественным резонансом в социальных сетях. Сегодня некоторые из прежних грантополучателей стали руководителями учебных заведений, преподавателями ЮОГУ, журналистами и т.д. – одним словом респектабельными товарищами. И эта трансформация произошла неспроста.

Еще в 2016 году прошла встреча спикера Совета Федерации РФ Валентины Матвиенко с тогдашним Председателем Парламента Южной Осетии Анатолием Библовым. Состоялся заинтересованный разговор по различным направлениям общественной, экономической и политической жизни РЮО и РФ. При этом, В. Матвиенко, в частности, обратилась к спикеру юго-осетинского Парламента с просьбой обратить внимание на некоммерческие общественные организации, которые финансируются из-за рубежа. «Есть информация, что целый ряд стран, которые не только интересует экономическое и гуманитарное сотрудничество, начинают проявлять интерес к Южной Осетии», – предупредила коллегу спикер Совета Федерации. Она подчеркнула, что данные страны, «подпитывая экономически некоммерческие общественные организации, пытаются выстраивать отношения с Грузией, призывая к реинтеграции Южной Осетии в состав Грузии... За этим надо следить», – посоветовал председатель СФ главе Парламента РЮО и уточнила, что среди НПО есть как заинтересованные в развитии Южной Осетии, так и те, кто пытается дестабилизировать ситуацию в этой стране.

Постепенно отношение к НПО у юго-осетинских властей менялось, от снисходительного к критическому. А сделать это было непросто, ведь в числе участников различных программ оказывались даже государственные чиновники, для которых эти поездки… также были средством пополнения семейного бюджета.

В.Гогичев

P.S. Для полноты картины мы попросили прокомментировать ситуацию с неправительственными организациями в нашей стране заместителя главы Управления по внутренней политике Администрации Президента РЮО Алана Джуссоева:

– Собственно говоря, история бытования НПО в Республике начинается в 1995 году, когда наших общественников пригласили в Батуми. Целью было наладить контакты и взаимоотношения через создание институтов с определенным уклоном: по правам человека, конфликтологии, политологии, по проблемам беженцев и т.д. Они финансировались международными фондами. Разделены были в целом на две сферы – гуманитарные и сферы развития. Так, в 2001-2002 годах на деньги ООН в Цхинвалемодернизировалась телефонная сеть, в 2013 году реабилитировалось Зонкарское водохранилище на деньги Евросоюза... Так что эти процессы имеют достаточно большую историю. Были еще десятки менее масштабных проектов, осуществленных на средства международных доноров.

Я сам много лет проработал в сфере НПО и мы никогда не испытывали сомнения относительно истинных целей международных организаций. Есть, к примеру, такая организация как Норвежский совет по беженцам, половина финансовых средств бюджета которого выделяет министерство обороны Норвегии. А теперь скажите, зачем это министерству обороны Норвегии? У таких площадок – двойные назначения, там есть скрытие цели, я не стану утверждать, что здесь все повально шпионы, но не без этого. Подтверждением того, что не все чисто в помыслах и действиях международных фондов стало то, что сами США запретили у себя деятельность фонда Сороса. А ведь эта страна позиционирует себя как флагман свободы.

Понятно, что все программы, которые реализовывались через западные фонды преследовали одну цель – вернуть наших граждан в Грузию. Посредством привлечения к сотрудничеству в реализации совместных проектов в сфере искусства, культуры, СМИ... даже т.н. Эргнетский рынок был своего рода проектом, призванным через торговлю найти точки соприкосновения двух народов. Однако международные спонсоры и их грузинские коллеги не учли главного – в Южной Осетии существовало и существует стойкое неприятие даже мысли о возвращении в состав грузинского государства. Да, многие граждане хотели сотрудничать с НПО, потому что это был хороший заработок, тогда времена были тяжелые. И получать 150-200 евро было заманчиво, но возвращаться в состав Грузии никто не хотел. Я сам проработал в НПО, и если брать мой опыт работы там, то для моего личностного развития это был положительный опыт…

Западные организации, работавшие в сфере НПО однозначно не почитатели нашей государственности. Их представители в общении с нами подчеркивали, что уважают наш выбор, не преминув напомнить, что он неправильный. Были среди них и такие эксперты, которые еще в 2006 году уверяли нас, что признание со стороны России государственной независимости Южной Осетии невозможно. Поэтому неудивительно, что на Западе не были готовы к тому, что случилось 26 августа 2008 года. Но с того времени пошел уже другой отсчет...

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Декабрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 

Популярно