Образ Уастырджы общепринят и не подлежит обсуждению

26-05-2018, 16:43, Аналитика [просмотров 870] [версия для печати]
  • Нравится
  • 2

Образ Уастырджы общепринят и не подлежит обсуждениюОбраз небесного Уастырджы не подлежит обсуждению. Но, кажется, данный вопрос зачем-то специально проецируется на скандальный фон. По крайней мере, последние публикации на ряде негосударственных ресурсов и складывающаяся ситуация вокруг вопроса росписей в Госдрамтеатре в целом наводят именно на эту недобрую мысль. Слишком много перевирания фактов и реалий. Вопрос – для чего и кому это нужно, и зачем искусственно провоцировать нерв в юго-осетинском обществе – пока без ответа.

Начнем с того, что некоторые друзья-товарищи стали взахлеб выступать в защиту художников, авторов данных росписей, Захара Валиева и Аслана Хетагурова, хотя изначально вопросы были не к ним. О чем и было сказано на известной встрече. Встрече, которая прошла на площадке Госкомитета информации и печати, где высказывались полярные мнения, была жаркая дискуссия, но грань никто не переходил. Это потом, когда художники вернулись на Север, пошли непонятные оскорбления с их стороны. Эпитеты «поели грибочков-галлюциногенов», «авитаминоз», «дилетанты», «неграмотность» только часть того, что «посыпал» в сторону Южной Осетии конкретно А. Хетагуров. Выглядело это, скажем прямо, не по-мужски. Кæд дæхи ирон лæгыл нымайыс, æмæ кæд исты дзуринаг уыдтæ, уæд æй ам загътаис, лæгæй лæгмæ. Но, видимо, правила жизни и ценности у людей все-таки разные…

Уже потом различные «клавиатурные защитники», разбирающиеся, как известно, во всем, стали приводить высказывания председателя Госкомитета информации и печати РЮО Марии Котаевой по отношению к художникам, но почему-то при этом замалчивали, что глава Госкомитета практически отвечала уже на их же оскорбления и призывала извиниться. Вместо извинений был вылит еще больший ушат грязи. Что человека не красит. Каким бы художником он ни был. Свою «лепту» внесли и сопутствующие «болельщики», но тут, признаться, даже что-то говорить не хочется... Отметим лишь, что вопрос росписей только нашей газетой поднимается уже седьмой месяц, с ноября прошлого года, как только мы увидели эту несуразицу, иными словами «еныр ай нæ федтам», да и оплата художникам, по словам художественного руководителя Госдрамтеатра Т. Дзудцова, выполнена полностью. Так что, давайте, друзья, не передергивать.

Конкретно по образу Уастырджы. Еще раз повторим, есть утвержденный проект росписей с печатью Министерства культуры и подписями членов комиссии. На котором изображение небожителя привычное и вопросов не вызывает. Понятно, что эскизы готовились и дорабатывались до итогового также художниками. Почему и для чего после утверждения были внесены изменения – вопрос открыт. Хотя ясно, что не сами художники решили отойти от утвержденного эскиза. Любопытно, что в комиссии находился и директор ЮОНИИ, руководитель «Стыр Ныхас»-а Южной Осетии, кандидат исторических наук Р.Гаглойти и если консультироваться, то, в первую очередь, думается, следовало у него. Который, к слову, также был на указанной встрече и высказывал недоумение подобной интерпретацией Уастырджы, более похожего на образ Невского. Ну, а суждения, мол, кто видел Уастырджы, покажите его фотографию – это элементарное передергивание. Есть «каноническое» общепринятое восприятие небожителя, авторами которого являются гениальные М.Туганов и А. Джанаев (пусть кто-то из художников себя и не ставит ниже Мастеров). И исходить нужно, в первую очередь,от уже привычного восприятия образа осетинским народом. Ссылки на фантазии художников и вариации «я так вижу» неуместны – это не мастерская, а Национальный театр. Ведь общепринятое, каноническое изображение Иисуса Христа всегда берется за основу. Хотя, ряд ученых считают, что и известный облик Христа далек от оригинала (см. стр. 40). Подобных примеров немало. Элементарно, русские богатыри, изначально изображенные Васнецовым, воспринимаются только так и не иначе. Оттого и были взяты за основу и российскими мультипликаторами...

Ниже мы приводим мнение представителей интеллигенции юга Осетии по данному вопросу. И, надеемся, на этом поставить точку.

 

Людвиг Алексеевич Чибиров, доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки РЮО и РФ, действительный член Российской академии естественных наук:

– В памяти народа образ Уастырджы утвердился в том виде, как его изобразил классик осетинского изобразительного искусства Махарбек Туганов. Возьмем, к примеру, Сатану или Сырдона. Ведь все мы их также воспринимаем именно глазами Туганова и никак иначе. В противном случае, они будут неузнаваемы. Эти образы также общеприняты и именно так воспринимаются обществом. Тем более, когда вопрос касается Уастырджы. Мы сразу же представляем его на белом коне с длинной бородой, и именно таким он должен быть изображен и на сводах национального театра. Здесь не место экспериментам… Как мне сказали, исправить этот облик несложно, а значит вопрос не стоит обсуждения. Уастырджы надо изобразить в привычном виде.

 

Юрий Сергеевич Гаглойти, кандидат исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки РЮО:

– Для меня, как и для большинства населения, конечно же, ближе всего восприятие данного небожителя в том виде, в котором изобразили его наши гениальные художники Махарбек Туганов и Азанбек Джанаев. С чем мы, традиционно, в общем-то были согласны. И, признаться, для меня эта новизна не понятна. В особенности, в здании Национального театра. В нузальском склепе, который приписывается Сослану-Давиду, есть изображение Лæгты дзуара – всадника на белом коне, с белой бородой. Это изображение было сделано на рубеже XIII-XIV веков. И, пожалуй, это первое документальное подтверждение того времени.

 

Роберт Хазбиевич Гаглойты, кандидат исторических наук, директор Юго-Осетинского научно-исследовательского института, председатель «Стыр Ныхас» Южной Осетии:

– Вообще, немало претензий ко всем изображениям небожителей, которые заметно отличаются от окончательно утвержденного эскиза. Начиная от образа самого Уастырджы и элементов его одежды и заканчивая фригийским колпаком Галæгона. Зачем и для чего надо было вообще отходить от уже утвержденного Комиссией эскиза? Такой вариант видения авторами, в частности, Уастырджы, табу йæхицæн, не должен украшать свод храма национального искусства. Образ должен быть узнаваемым с одного взгляда. И, вообще, после того, что я прочитал на просторах интернета, художники для начала должны извиниться за некоторые свои слова.

 

Юрий Альбертович Дзиццойты, кандидат филологических наук, доцент:

– Давайте условимся в том, что Уастырджы никто не видел. Но в начале ХХ столетия выдающиеся осетинские художники, такие как Махарбек Туганов, Азанбек Джанаев, Аслан-Гирей Хохов и другие, создали образ Уастырджы, который стал родным для нас, «каноническим». Не знаю, какие могут быть аргументы для того, чтобы кардинально изменить этот образ. В национальном храме искусства Уастырджы однозначно должен быть изображен таким, как мы привыкли его видеть.

 

Зоя Александровна Битарти, кандидат филологических наук, профессор:

– Я изначально была вообще против изображения небожителей в театре. Но коль скоро такое решение было принято, то надо хотя бы следовать общепринятым восприятиям. И, в первую очередь, это касается Лæгты Дзуар. Этот небожитель в нашем представлении, в представлении народа, выглядит седобородым всадником на белом коне.

Думаю, что каждый этап работы должна была оценивать не комиссия из нескольких человек, а собрание научной интеллигенции с привлечением общественности. Ведь театр мы делаем для народа и не на двадцать лет.


Гацыр Гаврилович Плиты, кандидат филологических наук, профессор:

– У осетинского народа много небожителей, но среди них наибольшей любовью и почитанием пользуется Уастыр-джы. Потому что Уастырджы всегда рядом с народом – и в беде и в радости. Тот образ, который сейчас представлен в росписях театра, незнаком народу. Недоработки, как правило, бывают в любой работе, но это изображение необходимо переделать.

 

Зарбег Тырбуевич Джабиев, кандидат филологических наук, доцент:

– Нельзя в Национальном театре проводить эксперименты. А предложенный здесь образ не соответствует общепринятому представлению Уастырджы. Есть образ, исполненный Тугановым. Зачем его менять? Тем более молодить? В 70-х годах я работал над диссертацией и исходил села Осетии, общался со старожилами. В те годы я услышал много интересного, но общее представление Уас-тырджы у старцев всегда одно – всадник с длинной бородой на белом коне.

 

Роберт Петрович Кулумбегов, кандидат исторических наук, сотрудник отдела истории и этнологии ЮОНИИ:

– Я считаю, что образ небожителя Уастырджы на росписях Госдрамтеатра должен быть представлен в привычном для нас виде: мужчина в возрасте, сидящий на коне. И как признак авторитета – белая борода.

Мы часто говорим о необходимости сохранения и передачи традиций. Так вот, этот визуальный образ та же традиция. А заменив Уастырджы изображением «сарматского воина-всадника», мы эту традицию прервем. Уж для зрителей, особенно молодежи, которые увидят образ «отредактированного» небожителя на потолке театральной залы, однозначно наступит раздвоение традиционного восприятия. Для сравнения, все изображения св.Георгия следуют канонической традиции: вооруженный безбородый молодой человек в одеянии византийской эпохи. Мы также должны сохранить национальную традицию и сохранить небожителя Уастырджы в привычном образе.

 

Алексей Людвигович Чибиров, кандидат исторических наук, руководитель Центра скифо-аланских исследований ВНЦ РАН:

– Понятно, что у художников свое представление, у общественности свое. В этой связи не совсем понятно, почему нельзя было изначально восстановить классические росписи, которые были в нашем театре. Ведь это были эталонные изображения героев Натриады. Что же касается нынешнего образа Уастырджы, то если общественность считает, что надо переделать, то думаю, художникам стоит прислушаться к мнению людей.

 

Юрий Константинович Габараев, председатель парламентского Комитета по культуре, науке, образованию, религии и СМИ, заслуженный деятель культуры РЮО:

– В предложенном в театре изображении Уастырджы нет ничего национального, образ полностью взят из русской мифологии. Он скорее больше похож на Александра Невского. И, признаться, при первом взгляде я мысленно перенесся в поэму Пушкина «Руслан и Людмила»… Понятно, что никто из нас воочию не видел Уастырджы, но в нашем сознании он укоренился в трактовке именитых художниковМахарбека Туганова и Азанбека Джанаева. В работах многих других мастеров кисти Уастырджы также наделен национальной сущностью, если хотите. А здесь вообще нет ничего осетинского, чисто русский типаж… Что касается других небожителей, то там допускается вольная трактовка образов, потому что мы к ним менее привыкли, но изображение Уастырджы в Национальном театре однозначно должно быть узнаваемым.

 

Жанна Виссарионовна Зассеева, Министр культуры РЮО:

– В свое время при Министерстве культуры был создан коллегиальный орган, который и утвердил образы, которые должны были стать украшением Государственного драматического театра. Никто не имеет права отменять или изменять утвержденные эскизы. Что касается изображения Лæгты Дзуар, то в моем понимании, да и в понимании всего осетинского народа – это урсбоцъо куырыхон лæг. И в данной сложившейся ситуации обижаться никому не стоит, надо просто прислушаться друг к другу и принять единственно правильное решение. Ну, а выражение, что «на дворе 21 век и надо принимать новые образы», – по меньшей мере, просто глупость.

 

Мераб Максимович Зассеев, Директор Национального музея Южной Осетии:

– У каждого жителя Осетии давно сформирован образ Уастырджы. И образ этот всегда ассоциировался с образом седобородого всадника в боевом обличии. При этом следует понимать, что театр – это средоточие духовных приоритетов. Они базируются на определенных традициях, и когда общее представление чего бы то ни было, будь это внешний облик театра, внутреннее убранство или же росписи на потолке идет вразрез с общепринятыми представлениями – это неправильно. А толкование «я так вижу» в данном случае вообще неприемлемо. Есть такие категории, которые должны быть менее подвержены изменениям, и образ Уастырджы, я считаю, один из таких категорий.

 

Казбек Сергеевич Челехсаты,директор благотворительного фонда «Амонд», автор книги «Осетия и Осетины»:

– Безусловно, изображать Уастырджы в таком виде неверно. Тем более, в оформлении Госдрамтеатра. При этом непонятно, если художники не выполнили заказ, то почему им оплатили работу. Комиссия, безусловно, должна была контролировать ход работ. Я не знаю, с какими историками и художниками они советовались, но такое изображение небожителя наш народ не приемлет. И надо без споров и обид перерисовать Уастырджы, сделать его изображение привычным, общепринятым… Я знаю художников, они действительно хорошие специалисты, но я читал, что Аслан Хетагуров выступил с оскорблениями. Если эти высказывания имели место, то председатель Госкомитета информации и печати Мария Котаева правильно ставит вопрос, требуя, чтобы он извинился.

 

Сармат Хазбиевич Зассеев,директор художественной школы им. М.Туганова, автор памятника Зарской трагедии:

– Я воспитывался на Нартском эпосе и в моем сознании, как и большинства, утвердились иллюстрации к эпосу в исполнении великого Туганова. Лично я по-другому Уастырджы и не представляю. То, что он менял облик и мог предстать в разных образах – известно, он мог даже принять образ женщины, но это не должно отражаться на его изображении в Национальном театре. Тот вариант, который есть на окончательном эскизе, удачнее композиционно, соответствует общепринятому образу Уастырджы, а потому данную роспись необходимо доработать.

 

Ирбег Туганович Маргиев, научный сотрудник ЮОНИИ, этнограф:

– О Уастырджы можно говорить много. Он есть в нашей каждодневной жизни. Мы вспоминаем его всегда. За столом его имя упоминается несколько раз. Есть множество легенд о его подвигах и похождениях. И есть также определенный образ этого небожителя. И, несмотря на то, что он может превращаться и в маленького ребенка, и в женщину, и в молодого парня – он мужчина не молодой. Во всех легендах, в песнях о Уастырджы он – урсбоцъоУастырджы, сыгъзæринбоцъо Уастырджы... Слышал мнение, мол, почему надо брать образ, нарисованный Тугановым, как единственно верный... Во-первых, Туганов не просто художник, он в первую очередь этнограф. Во-вторых, подобное представление о Уастырджы было и до Туганова. В высокогорных селах старцы, которые никогда не видели картину мастера, описывают его именно так. И никак не молодым удальцом. Не надо изобретать что-то новое, есть Нартский эпос, есть осетинская мифология, где четко все прослеживается. И образ Уастырджы, исполненный Тугановым, максимально совпадает с тем, как его представляли осетины.

Лично мое представление о Уастырджы сформировалось под влиянием моего отца, еще задолго до того, как я увидел картину Туганова. Уастырджы уыдис ас лæг. Молодить его, значит отождествлять его со Святым Георгием. Но на сегодняшний день научный мир определил, что Святой Георгий и Уастырджы – отдельные персонажи, не имеющие ничего общего между собой. Мы все прекрасно знаем, что Святой Георгий жил в IV веке и был римским полководцем, а Уастырджы небожитель, который вот уже на протяжении стольких тысячелетий является покровителем осетин.

Я уважаю все религии. Но верю, почитаю, молюсь тем небожителям, дзуарам, которым молились мои предки. И в нашей национальной вере есть четкое представление образа Уастырджы, который я, как и многие другие, хотел бы видеть в Национальном театре.

Подготовили Козаты Рена, Плиты Фатима и Цхуырбаты Мадина

 

 

Образ Уастырджы общепринят и не подлежит обсуждению

Образ Уастырджы общепринят и не подлежит обсуждению 

 

На фото:

1. Уастырджы Азанбека Джанаева

2. Уастырджы Махарбека Туганова

3. Изображение в Госдрамтеатре

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Октябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Популярно