26 лет независимости Южной Осетии (3 материала)

26-05-2018, 16:37, Аналитика [просмотров 189] [версия для печати]
  • Нравится
  • 2

26 лет независимости Южной Осетии (3 материала)Все последние годы главным праздником новой Южной Осетии, вне всякого сомнения, является День Республики, который отмечается каждый раз 20 сентября. В прошлом году мы праздновали его уже в 27-й раз. И всегда этот день отмечался с особой торжественностью: военный парад, демонстрация, многочисленные гости, трибуна с первыми лицами государства... Все население на улицах города, концерты, фейерверки, поздравления, награждения. Словом, все как должно, все как положено. Но вот насколько это правильно, и насколько он главный, этот День нашей Республики, наша газета ставит вопрос уже n-ное количество раз и пока все еще без вразумительного ответа.

Напомним, что 20 сентября 1990 года решением четырнадцатой сессии Юго-Осетинского Совета народных депутатов двенадцатого созыва, Юго-Осетинская автономная область была преобразована в Юго-Осетинскую Советскую Демократическую Республику (ЮОСДР). Помимо решения о становлении Республики, в документе содержится еще два важных пункта. Во-первых, ставится вопрос об обращении в Верховный Совет СССР о включении в состав СССР в качестве самостоятельного субъекта федерации ЮОСДР. И, во-вторых, говорится о том, что следует обратиться к республикам СССР с просьбой о заключении с ЮОСДР договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи.

Иными словами, сессия приняла документ абсолютно созвучный тому моменту. Союз разваливался, бывшим советским республикам нетерпелось пуститься в свободное плавание, стать самостоятельными, избавиться от «диктата» Москвы. Сначала «безболезненно» ушли страны Балтии. За ними потянулась Грузия, где национализм и русофобия к тому моменту достигли апогея. Ну и так далее… Понятно, что в этих условиях Южной Осетии надо было решать, какой путь избрать, с кем строить будущее. На тот момент уже было четко ясно, что Южной Осетии с Грузией не по пути – обозначился конкретный антагонизм. Оставаться в составе «малой империи» означало исход населения, его ассимиляцию, с ликвидацией какой-либо политической самостоятельности, национальной определенности. Поэтому было решено повысить статус с автономной области в республику, к тому же советскую, еще и демократическую. Тут мы были новаторами.

Заявив о повышении своего административно-территориального статуса Южная Осетия, естественно, и не помышляла о развале СССР, хотела продолжать в нем находиться, но уже не как часть ГССР, которая оставаться в составе Союза решительно не желала, а в качестве равноправной республики и иметь с теми образованиями, которые оставались в составе Союза, равноправные партнерские отношения.

На той же сессии были приняты еще два важных документа. В первую очередь, это Декларация о государственном суверенитете. Это довольно обширный и разноплановый свод. В том разделе, который касается самоопределения, дается расшифровка решения сессии о преобразовании области в республику. Здесь сказано: «Суверенная Юго-Осетинская Советская Демократическая Республика развивается в существующих границах Юго-Осетинской автономной области в соответствии с волеизъявлением народа Южной Осетии. Естественным и необходимым условием дальнейшего развития Юго-Осетинской Советской Демократической Республики, как формы государственности осетинского народа, является полная независимость в решении всех политических, социально-экономических вопросов, за исключением тех, которые она добровольно передает в ведение Союза ССР после ее принятия в свой состав Верховным Советом СССР. Неотъемные права ЮОСДР, как суверенного государства, реализуются в соответствии с общепризнанными нормами международного права. ЮОСДР охраняет и защищает национальную государственность юго-осетинского народа. Любые действия, ущемляющие национальную государственность ЮОСДР со стороны политических партий, общественных организаций, объединений, группировок или отдельных лиц, преследуются по закону».

Из этого толкования очевидно, что о реальной независимости Южной Осетии речь пока не идет, есть желание войти в состав все еще существующего Советского Союза. Та же позиция прослеживается и в других разделах Декларации, которые касаются народовластия, государственной власти, гражданства, территории, экономической самостоятельности, экологической безопасности, культурного развития, безопасности, внешних связей, государственной символики.

Второе решение сессии касается действующих на территории Южной Осетии законов, которое формулируется в следующей редакции: «Признать Конституцию СССР и другие законодательные акты СССР как единственно действующие на территории Юго-Осетинской автономной области». Тогда же было принято решение, что призывники из Южной Осетии будут нести воинскую службу в рядах Советской Армии. Кроме того, депутаты проголосовали за мораторий на куплю-продажу домов и прописку на территории Южной Осетии.

Казалось бы, на фоне повышения своего статуса практически всеми административно-территориальными образованиями разваливающегося СССР, от республик – до округов, решение Совета народных депутатов Юго-Осетинской автономной области было понятным и ничего необычного из себя не представляло. Но грузинские власти среагировали мгновенно. Уже на следующий день был экстренно созван Верховный Совет Грузии, который постановил: 1. Решение Совета народных депутатов ЮОАО от 20 сентября 1990 года «О суверенитете и статусе Юго-Осетии» объявить недействительным и не имеющим юридической силы. 2. Поручить Совету народных депутатов ЮОАО, его исполнительному комитету, принять надлежащие меры к неукоснительному выполнению на территории ЮОАО требований Конституции СССР и Конституции Грузинской ССР, Закона об областном Совете народных депутатов. Заключение образованной Верховным Советом Грузинской ССР 18 ноября 1989 года Комиссии по изучению вопросов, поставленных в связи со статусом Юго-Осетинской автономной области, переслать Совету народных депутатов ЮОАО.

Тут следует напомнить, что еще ранее, до принятия решения по образованию ЮОСДР, Южная Осетия предложила поднять свой статус до республики в рамках ГССР(!), однако и тогда отказ из Тбилиси последовал категоричный.

Но вернемся в сентябрь 1990 года. В Южной Осетии посчитали, что руководство Грузии должно было принять во внимание решение руководства и народа о преобразовании области в республику и желание перейти под непосредственную юрисдикцию СССР. Поэтому на XV сессии народных депутатов ЮОСДР, которая состоялась 16 ноября 1990 года, было еще раз подтверждено решение XIV сессии и особо отмечено, что решение о преобразовании было принято в соответствии с Конституцией СССР и Законом СССР о разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами Федерации. Было отмечено, что работа XIV сессии проходила в деловой, спокойной обстановке, с полным соблюдением процессуальных норм, отсутствия пикетирования, забастовок и других форм давления.

Следующий ход был за Грузией и он последовал уже 22 ноября того же года, когда ВС Грузии вынес постановление о принятых депутатами Южной Осетии решениях об изменении статуса. В документе отмечается, что в области наблюдаются сепаратистские движения, которые угрожают территориальной целостности и суверенитету Грузии. Грузинских депутатов возмутило то, что, несмотря на их решение об отмене постановления о создании ЮОСДР, юго-осетинские законодатели еще раз подтвердили свое решение. Более того, они еще и назначили выборы в местные Советы народных депутатов на 2 декабря. В связи с таким своеволием ВС Грузии отменил в одностороннем порядке все решения юго-осетинского законодательного Собрания, в том числе и то, которое касалось выборов. Кроме того, грузинские депутаты обратились к населению Южной Осетии, в первую очередь собственно к осетинскому, с призывами проявить «благоразумие, политическую бдительность и дать правильную оценку опасным действиям сепаратистских сил, ведущих к общей дестабилизации и исключительно тяжелым, непредсказуемым последствиям».

Трудно сказать, на что рассчитывали грузинские народные избранники, делая подобные заявления, но на Южную Осетию эти декларации впечатления не произвели. Выборы, как и планировалось, прошли, а Торез Кулумбегов был избран председателем Верховного Совета ЮОСДР.

Возмущению Тбилиси по поводу такого самоуправства не было предела. Уже через два дня после выборов Звиад Гамсахурдиа издает беспрецедентный закон «Об упразднении Юго-Осетинской Автономной области». В преамбуле этого примечательного документа Южной Осетии припомнили все, начиная от простого гражданского неповиновения и заканчивая нарушениями грузинской Конституции. Вспомнили и то, что еще в 1922 году Юго-Осетинскую Автономную область большевики создали вопреки мнению местного грузинского населения (!).

В постановительной части закона, помимо упразднения Юго-Осетинской автономии, ликвидируется Совет народных депутатов ЮОАО, отменяются все его решения, отменяются итоги выборов, поставлен вопрос о внесении соответствующих изменений в Конституцию Грузии, Совмину дается поручение представить предложения по административно-территориальному устройству Южной Осетии (ее распилили на части и разбросали по грузинским регионам – прим. ред.), а прокуратуре приказано разобраться с бузотерами, сепаратистами и нарушителями законов Грузии.

То, что правители новой Грузии предприняли в отношении Южной Осетии, иначе как безрассудством не назовешь. «Революционное» решение убрать из Конституции Грузии любое упоминание о Южной Осетии отдает средневековьем и породило множество болезненных явлений, одним из которых стало навешивание различных ярлыков на древнюю родину южных осетин. Ни одно из этих надуманных названий, как бы «убедительно» они не звучали, не прижилось, да и прижиться не могло – ни «Самачабло», ни «Шида Картли», ни «Цхинвальский регион»...

С тех пор, если Грузии приходилось вспоминать о Южной Осетии, то там непременно напоминают, что это «непризнанная», «самопровозглашенная республика», где правят сепаратисты, процветает криминал, а обстановка – критическая. Но от надуманных стереотипов со временем пришлось отказаться. Грузинам напомнили, что сепаратистские настроения первыми проявили они же сами. Что касается самопровозглашения, то это можно отнести ко всем без исключения суверенным государствам – никто, никакое государство не провозглашалось извне. После долгих экспериментов официальному Тбилиси пришлось называть Южную Осетию как должно, поскольку топонимические новации приводили к неразберихе при различного рода консультациях и дискуссиях, откровенно путали западных союзников Грузии.

После 26 августа 2008 года пришел конец и ярлыку «непризнанная». Именно в тот день, через две недели после завершения операции «по принуждению к миру», Президент России Дмитрий Медведев подписал Указ о признании независимости Республики Южная Осетия. Таким образом, в календаре праздничных дат Южной Осетии появился День признания независимости, к которому мы шли очень долго, перенеся всевозможные неимоверные тяготы и неся невосполнимые потери…

После долгого и необходимого подобного предисловия, мы, наконец, подошли к главной цели повествования. Иногда у нас 20 сентября или 26 августа ошибочно называют Днем независимости. Между тем, есть в нашем календаре памятных дат День независимости, который следует праздновать 29 мая. Именно тогда в 1992 году сессия Верховного Совета РЮО одобрила и приняла Акт о независимости Республики Южная Осетия. И, прежде чем рассказывать о том, что способствовало принятию этого исторического документа, в каких условиях это происходило, следует привести сам текст:

«Исходя из смертельной опасности, которая нависла над Республикой Южная Осетия, в связи со злодеяниями, поставившими на грань вымирания ее народ и культуру, геноцидом осетин, с жестокостью и вероломством осуществляемым Республикой Грузия в процессе распада СССР в 1989-1992 гг.

- основываясь на праве на самоопределение, предусмотренным Статусом ООН и другими международно-правовыми документами;

- учитывая итоги выборов в Верховный Совет Республики Южная Осетия от 9 декабря 1990 года и волеизъявления народа, выраженное на референдуме от 19 января 1992 года;

- осуществляя Декларацию о государственном суверенитете Республики Южная Осетия, Верховный Совет торжественно провозглашает Независимость Южной Осетии и создание самостоятельного государства Южная Осетия.

Территория Южной Осетии является неделимой и отныне на территории Южной Осетии имеет силу исключительно Конституция и законы РЮО».

Текст этого документа кто-то может назвать несовершенным. Но главное – его суть. Впервые после 20 сентября в нем отмечена твердая позиция на суверенитет и подчинение своим, и только своим законам, принятие Конституции, ориентированной только на свой национальный интерес.

По словам одного из депутатов Парламента РЮО Геннадия Кокоева: «Этот документ юридически закрепил стремление народа РЮО к независимости, демократическому развитию, основанному на праве народа на самоопределение. Практически одновременно с началом главного грузинского наступления на Цхинвал, в город через территорию российского вертолетного полка прибыли Э. Шеварднадзе и А. Дзасохов. Смысл пропуска председателя «Госсовета» на территорию города и его желание побывать в Цхинвале до сих пор не ясны. Впрочем, со стороны Шеварднадзе это могло быть элементарным стремлением побывать на месте предстоящего кровавого деяния, характерное для всех преступников с маниакальными наклонностями. Что же касается Акта провозглашения независимости, то принят он был после того, как в Южной Осетии ни у кого не осталось иллюзий в подлинных планах грузинских властей по отношению к народу Южной Осетии».

Принятие данного документа исторической важности происходило на фоне воистину трагических событий – шел непрекращающийся обстрел города, совершались попытки взятия Цхинвала. Кроме того, 20 мая произошла варварская акция, предпринятая грузинскими экстремистами – убийство мирных жителей, которая в мировой мартиролог вошла как «Зарская трагедия». После этого смертоубийства все помыслы народа были направлены на то, чтобы воздать должное памяти жертв и найти способ покарать убийц.

Уже 25 мая Цхинвал подвергся очередному массированному обстрелу. В результате нападения погибло семь человек, и среди них – всеобщий любимец – писатель Алеш Гучмазов. Обострение ситуации, гибель большого числа мирных жителей, безусловно, способствовали ускорению процесса принятия Акта о независимости. Сама идея принятия документа исходила от Председателя ВС Южной Осетии Тореза Кулумбегова. Он торопил с подготовкой текста и его вступлением в силу. Поэтому вся работа уложилась в неполную неделю. Была создана рабочая группа по составлению текста документа, в которую вошли ведущие юристы Республики – Петр Гатикоев, Айлар Тигиев, Арон Пухаев и Анатолий Хугаев, являвшиеся также депутатами Парламента РЮО первого созыва. Помимо юристов в работе над текстом приняли участие историк Алан Чочиев, писатель Хаджи-Мурат Дзуццаты, филолог Юрий Дзиццойты, также депутаты Верховного Совета Южной Осетии.

Принятие Акта о независимости не было самоцелью, какой-то демонстрацией, имеющей пропагандистскую подоплеку, оно укрепляло государственность, определяло стратегические цели, заявляло о намерениях. Кроме того, документ был нацелен на спасение населения от тотального геноцида, который, уже не особо маскируясь, новые грузинские власти взяли на вооружение в отношении южных осетин. Акт провозглашения независимости говорил о том, что Южная Осетия избрала свой путь, наметила ориентиры на будущее вовсе не из каких-то конъюнктурных соображений или в угоду моменту, а исходя из твердого стремления народа самому вершить свою судьбу.

Реакция на данное решение со стороны Тбилиси была предсказуемой. Грузинские власти осознали, что им предоставлен последний шанс и если вопрос взятия Цхинвала не будет решен, то все их действия по силовому решению можно считать провальными, а Южную Осетию для Грузии потерянной навсегда. Поэтому, буквально на следующий день после принятия Акта провозглашения независимости, Грузия бросила на Цхинвал всю наличную силу, к взятию стратегических высот были привлечены военспецы ВВ МВД СССР, которые выступали как наемники, вместе с разного рода «легионерами» с Украины и Прибалтики. Именно тогда были взяты высоты у поста ГАИ на юго-восточной окраине Цхинвала и село Прис. Но идти в атаку на Цхинвал агрессоры пока не решались, поэтому обстреливали город издалека из артиллерийских и танковых орудий, минометов, снайперских винтовок. Число жертв за последующие полтора месяца среди мирного населения Южной Осетии стало самым большим за все время противостояния, и исчислялось сотнями.

Положение было тяжелым. Доходило до того, что командиры групп самообороны предлагали агрессорам прекратить массированные обстрелы города и сразиться в чистом поле с применением всего наличного вооружения и имеющихся людских ресурсов, дабы перестали гибнуть простые граждане. Но имеющая очевидный перевес по всем составляющим грузинская сторона даже тогда отказалась от честного ведения войны. В тот момент, кстати, случился инцидент, который показал, что грузинские формирования не способны достойно проявлять себя, когда им оказывают серьезное сопротивление. 22 июня в Цхинвал прибыл замминистра обороны РФ генерал Кондратьев. Он сам мог убедиться, что нападавшие, как бы по ошибке, обстреливают расположение российского вертолетного полка. Недолго думая он взял на себя ответственность и приказал вертолетчикам нанести ответный удар. Хватило пары вертолетов, которые произвели по одному залпу, чтобы полностью деморализовать агрессора и обратить его в бегство.

Ну а вскоре, 24 июня, состоялось подписание Дагомысского соглашения по урегулированию грузино-осетинского конфликта, и уже 14 июля в Цхинвал вошли российские миротворцы. Между этими датами грузинская военщина не прекращала усиленно обстреливать город всей наличествующей боевой силой, но это была уже агония...

В юго-осетинском обществе нередко возникал вопрос о праздновании Дня независимости 29 мая. Те, кто выступал и выступает с этим предложением, и в частности наша газета, на полном основании доказывают, что этот деньдля Республики не менее, а скорее более важен, чем День Республики. Доводы вполне убедительны, поскольку 20 сентября 1990 года было принято решение о повышении статуса, а 29 мая 1992 года был объявлен суверенитет, который нашел международное признание 26 августа 2008 года. Более того, 20 сентября мы празднуем, по сути, День несуществующей Республики, что является нонсенсом.

Так сплелись эти исторические для Республики Южная Осетия даты. Но мы, как и во всем мире, в тех же США или России, главенствующим праздником должны отмечать День Независимости. День нашей государственной идентификации, если хотите. Ведь в каком бы тяжелом состоянии не находилось осетинское общество, каким бы немыслимым коллизиям оно не подвергалось, ни руководство, ни народ Республики за все эти тяжелейшие годы ни на шаг не отошли от того исторического решения двадцатишестилетней давности.

Батрадз Харебов

Давно пора уже даты расставить по значимости

В конце месяца, 29 мая, наша Республика будет отмечать самую важную дату в своей истории – 26-летие со Дня провозглашения независимости Республики Южная Осетия. Так уж несправедливо повелось, что эта дата, как правило, проходит без особой помпезности. У нас за последние десятилетия куда более торжественно каждый год принято праздновать 20 сентября – День Республики. И мало кто помнит, что 20 сентября была образована вовсе не Республика Южная Осетия, а Юго-Осетинская Советская Демократическая Республика. Иными словами, пока для всех государств в мире главными праздниками являются Дни независимости своих стран, мы с особой торжественностью самозабвенно празднуем день давно уже не существующей республики, забывая о главенствующей дате – дате, когда был провозглашен суверенитет нашей страны. И об этой несуразице мы пишем уже не первый год.

Сегодня уже с точностью и не определить, почему в какой-то момент именно День Республики де-факто стал главным праздником страны. Хотя именно 29 мая – День принятия Акта о государственном суверенитете является таковым де-юре. Понятно, что отмечать праздник в сентябре более комфортно. Кроме того, негласно присутствует еще и «корпоративная солидарность» – именно в сентябре свои главные государственные праздники отмечают в братских республиках – Абхазии, Нагорном Карабахе и Приднестровской Молдавской Республике. 2 сентября свои Дни отмечают Карабах и Приднестровье, а 30 сентября в Сухуме отмечается День освобождения Республики Абхазия. Май формально как бы не вписывается. Тем более, что в этом месяце свой день независимости отмечает Грузия. Но это их проблемы.

Между тем, принятие Акта провозглашения независимости было обусловлено, прежде всего, внешней угрозой. В январе 1992 года в Южной Осетии прошел референдум, где было высказано стремление к государственному суверенитету, 20 мая случился Зарский расстрел, военное давление на страну со стороны Грузии нарастало, количество жертв среди мирных жителей увеличивалось... Все говорило о том, что должно быть принято и основополагающее политическое решение. На тот момент сложились необходимые предпосылки к этому и были люди, которые такое решение могли принять.

В декабре 1990 года прошли выборы в Верховный Совет первого созыва. Надо отметить, что сюда были избраны люди новой формации, не обремененные совковостью и зашоренным мышлением. Даже неискушенность в политике большинства из них давала им возможность смотреть на многие вещи без комплексов. В составе нового Парламента практически не было людей из партийно-советской номенклатуры. Хотя власти и пытались таких людей сюда провести. Однако в этот раз практика, которая применялась на всем постсоветском пространстве, не сработала. Дело в том, что накануне выборов в Верховный Совет генеральный прокурор Грузии В.Размадзе выступил со специальным обращением, в котором предостерег от участия в выборах жителей Южной Осетии.

Большинство партфункционеров, решив не рисковать своим будущим, от участия в них отказались и сняли свои кандидатуры. И их понять можно, Советский Союз пока существовал, возврат «твердой руки» еще был возможен, а партийная элита всегда старалась перестраховываться. Как бы то ни было, благодаря генпрокурору Грузии в первом Парламенте оказались неангажированные представители нашего общества.

Понятно, что именно такие люди в мае 1992 года и могли принять решение о провозглашении независимости РЮО. Хотя явных перспектив для нашей независимости в ближайшем будущем на тот момент не просматривалось. Тем не менее, депутаты, которым выпало счастье творить нашу с вами историю, такое решение приняли. И 29 мая 1992 года была провозглашена независимость ЮжнойОсетии и создание самостоятельного государства Республика Южная Осетия.

Тогда этот документ, оглашенный в т.н. Органном зале Дома Советов был встречен аплодисментами, стоя. Хотя за окнами шла артиллерийская канонада, были слышны непрекращающиеся звуки разрывов, автоматные и пулеметные очереди. Позади были трудные и тяжелые три года противостояния, а впереди долгие годы борьбы и лишений, предательства и разочарований, потерь и побед… Вообще, в этой связи было бы неплохо, если бы у входа в этот зал в восстановленном Доме Советов была бы установлена соответствующая памятная табличка.

За годы новейшей истории Южной Осетии законодательный орган страны избирался неоднократно, ныне работает Парламент уже VI созыва. Но до сих пор именно депутатский корпус того первого состава, а он был намного многочисленее, считается самым деятельным, приводится как пример принципиальности и патриотизма. Поэтому сегодня, в канун празднования Дня Независимости, мы считаем, что стоит вспомнить людей, провозгласивших суверенность Республики Южная Осетия поименно:

Абаева Зара

Авлохова Разиат

Битарова Зоя

Болатаев Руслан

Бесаев Арчил

Битиев Камболат

Габараев Вадим

Галаванова Людмила

Гобозов Вячеслав

Гассиев Знаур

Габараев Рутен

Валиева Роза

Валиев Дмитрий

Джиоев Эдуард

Дзуццаты Хаджи-Мурат

Дзагоева Евгения

Джиоев Мурат

Дзиццойты Юрий

Джиоев Урузмаг

Джигкаев Ахсар

Джиоев Павел

Джагаев Сталберг

Джиоев Виктор

Джиоев Ибрагим

Елоева Лиана

Кабисов Рутен

Кабулов Вадим

Кочиев Станислав

Кочиев Ахсар

Кокоев Геннадий

Кокойты Эдуард

Кокойты Тарзан

Кодалаев Алан

Кулумбегов Торез

Мамацашвили Софья

Маргиты Анатолий

Медоев Дмитрий

Остаева Лариса

Остаев Сослан

Плиев Алимбег

Плиева Бэла

Пухаев Арон

Тигиев Айлар

Тибилов Тотырбег

Тедеев Валик

Тотоев Сослан

Харебов Леонид

Хугаев Анатолий

Хубулов Гиви

Хубулов Алимбек

Хубулов Батырбег

Хубежова Зоя

Хубулова Елена

Хугаев Резо

Хозиты Петр

Цховребов Зелим

Цховребов Инал

Цховребов Александр

Чочиев Алан

Чочиев Руслан

Челехсаты Казбек

Чехоев Анатолий

Чочиев Валентин

К сожалению, до 26-летия провозглашения Независимости дожили не все. Многие из первого депутатского корпуса не встречают данную дату. Светлая память ушедшим, честь и слава живущим! И пора уже окончательно определиться с главной датой в истории нашего молодого государства.

Л.Джиоев

Из воспоминаний депутатов Парламента РЮО I созыва

Юрий Дзиццойты: «Говоря об этомисторическом для нас дне, следует понимать один немаловажный факт – принятие Акта о независимости является следствием развала Советского Союза. Если бы в конце 1991 года Советский Союз не распался, не было бы, разумеется, ни референдума 1992 года, ни последующего принятия Акта о независимости. Но когда Союз распался, стало понятно, что в соответствии с изменившимися реалиями нужно действовать. В этих условиях весь груз ответственности ложился на плечи Верховного Совета, исполнительной власти в республике на тот момент еще не было. Было сложное время, на нас оказывалось сильнейшее давление извне. В конце 1991 года было принято решение о проведении референдума, назначили дату проведения голосования. Следующим шагом должно было стать принятие Акта о провозглашении независимости РЮО. Однако принятие последнего решения растянулось на долгих четыре месяца. Все это время ежедневно предпринимались попытки дипломатического и военного воздействия на Южную Осетию. Были и попытки сорвать референдум, руководство Грузии действовало путем воздействия на руководство РФ и Северной Осетии. Надо отметить, что в тот период наши взгляды с руководством Северной Осетии по вопросу статуса РЮО разнились. Мир в понимании тогдашнего руководства Северной Осетии означал отказ от независимости и дальнейшее пребывание в составе Грузии. Сорвать референдум не удалось, поэтому Грузия, уже при поддержке определенных сил в России, всячески старалась недопустить принятия хотя бы Акта о независимости. Одновременно было задействовано и силовое давление, в мае начались ожесточенные боевые действия. В этих условиях, преодолевая различное сопротивление, в том числе и внутреннее, мы пришли к мнению о неотложном принятии Акта о провозглашении независимости РЮО. Под внутренним сопротивлением я подразумеваю то, что против принятия данного документа выступили отдельные представители Компартии Южной Осетии. Тем не менее, 29 мая мы собрались и приняли Акт о государственной независимости. Это происходило в Органном зале здания Верховного Совета. Тогда бытовала добрая практика, когда многие заседания ВС РЮО были открытыми и возможность присутствовать на них имели представители общественных движений и народа. В тот день зал был переполнен. После оглашения решения все присутствующие встали и долго аплодировали единогласному решению. Народ это воспринял с большим воодушевлением, тем более, что все это происходило на фоне боевых действий. В тот день окраины города непрерывно обстреливались, даже в зале были слышны звуки выстрелов и взрывов. Однако звук аплодисментов заглушил их. После принятия Акта о независимости мы обратились в первую очередь к руководству РФ, ко всем странам, входящим в ООН с просьбой о признании независимости Республики Южная Осетия. Это было историческое, судьбоносное решение, второй ступени которой пришлось, правда, ждать сравнительно долго – лишь спустя 16 лет, 26 августа 2008-го нашу независимость признала Россия».

Петр Хозиты: «Месяцы, предшествовавшие принятию исторического документа – Акта о государственной независимости Южной Осетии, были очень трагичны. Впрочем, и после принятия его, вплоть до 14 июля 1992 года, когда на территорию Южной Осетии вступили миротворческие силы, боевые действия не прекращались. Май 1992 года был холодным. Не по-весеннему. И это тоже запомнилось, хотя тогда жителям осажденного Цхинвала было не до климатических особенностей. Город ежедневно, еженощно подвергался массированному обстрелу из всех видов оружия. Каждое утро люди узнавали о новых убитых и раненых: о родственниках, друзьях, знакомых, коллегах по работе, соотечественниках. И сокрушались от горя... Город стал своеобразным полигоном для психологических экспериментов над людьми, целью которых было не только убивать, но и подобной тактикой опустошить столицу, заставить людей покинуть ее. Именно в те дни, захватив Присские высоты, грузинские снайперы и наемники методично и целенаправленно убивали каждый день. В основном мирных жителей. Люди могли быть убитыми в любую минуту – на улице, в собственном доме, на работе. Однако массовый расстрел беженцев 20 мая на объездной Зарской дороге по своей бесчеловечности и цинизму превзошел все «нормы» человеческой жестокости, на время заставив забыть обо всех других жертвах. Помню, похороны проходили 24 мая. Это была самая большая траурная церемония, которую мне вообще когда-нибудь пришлось наблюдать. Приехала и делегация из Северной Осетии во главе с Ахсарбегом Галазовым. Тогда народ Южной Осетии, кстати, наконец-то услышал жесткие и долгожданные слова руководителя Северной Осетии не только в адрес Грузии, но и России, которая в то время вела себя весьма странно, если не сказать, аморально. Это было время, когда Южная Осетия, можно сказать, осталась один на один с врагом. Не стоит забывать об открытом и жестком давлении, которое тогда оказывалось на нас Москвой и Владикавказом. Целью этого давления было добиться согласия Южной Осетии на условия Грузии… Вот в таких условиях на заседании Верховного Совета Южной Осетии, которое продолжалось в течение трех дней, был принят Акт о государственной независимости Южной Осетии. Он стал историческим фактом благодаря работе всех депутатов Парламента Южной Осетии первого созыва, их принципиальной, бескомпромиссной и мудрой позиции».

Бэлла Плиева: «Сейчас уже мало кто вспоминает о том, каких усилий, какой силы воли стоило нам принятие этого судьбоносного решения. Борьба за сохранение нашей Республики, которую мы провозгласили почти двумя годами раньше, была сложной и непрекращающейся фактически ни на минуту. Борьба шла не только с Грузией, но и с определенными силами внутри России, которые, отстаивая интересы Грузии, фактически препятствовали образованию Республики Южная Осетия. На наших лидеров тех лет оказывалось всевозможное давление, тому подтверждение и то, что при содействии советских генералов фактически на год был нейтрализован глава Республики Торез Кулумбегов, который все это время томился в грузинской тюрьме. Тем не менее, в условиях постоянных угроз, давления, мы четко следовали по намеченному курсу и 29 мая приняли единственно правильное решение – провозгласили независимое государство. Люди, которые провозглашали Республику – все являются героями, они никогда не думали о себе, все их действия были направлены только лишь во благо народа, каждый из них осознавал, что любая малейшая уступка, любое неправомерное действие может означать сдачу Южной Осетии, ее народа, который все свои надежды связывал со своими лидерами. Провозглашение независимости во внутреннем ощущении каждого из нас олицетворялось со справедливостью, все мы понимали, что только путем таких решительных шагов мы спасем свой народ от полного уничтожения и сохраним землю своих предков».

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Август 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Популярно