Грузинская православная церковь. Злоба за маской лицемерия

12-05-2018, 16:53, Аналитика [просмотров 1186] [версия для печати]
  • Нравится
  • 7

Грузинская православная церковь. Злоба за маской лицемерияНаша газета неоднократно обращала внимание на опасность свободной религиозно-пропагандистской деятельности Грузинской православной церкви на территории Ленингорского района. Пока что в этом вопросе не найдено Соломоново решение, и клирики грузинской церкви, глава которой благословил армию Саакашвили на штурм Цхинвала, по-прежнему, свободно действуют на канонической территории Аланской Епархии. Не признавая при этом ни церковные, ни государственные границы. А в последнее время ГПЦ от пассивного служения в местных церквях, впервые перешла к наступательным действиям...

Молчание волков порождает наглость лисиц

Поговорка, вынесенная в подзаголовок, во многом отражает ситуацию в вопросе притязаний Грузинской православной церкви (ГПЦ) на Южную Осетию. Представители Аланской Епархии (АЕ) заявляют, что проблему доминирования ГПЦ в религиозной жизни Ленингорского района должны решить светские власти, в Большом доме парируют это утверждение тем, что со стороны АЕ никаких просьб по этой части не поступало. А тем временем лисы в рясе спокойно хозяйничают в «винограднике людских душ» целого района. У митрополита Исайи (Чантуриа) и у других священников, которые служат в церквях ГПЦ Ленингорского района, есть пропуска. По этим документам они по необходимости пересекают границу на пункте пропуска «Раздахан». Грузинские священнослужители в районе спокойно справляют службы, бывают и крестные ходы в поселке. Раньше на престольные религиозные праздники закрывали пункт пропуска, но в последние два года на православные праздники дорогу не закрывают.

В это время в поселок приезжают верующие из Церовани, Тбилиси, и местные церкви полны народа. У женского монастыря в с.Ларгвис большое молочное хозяйство, свою продукцию монахини продают не только в поселке Ленингор, но иногда отправляют и в Цхинвал.

Кто-то, возможно, скажет, что было бы неправильно требовать изгнания грузинских попов и закрывать церкви, но сегодня ГПЦ использует свои церкви в Ленингорском районе как центры пропаганды. Не будем скрывать, что пребывание священников ГПЦ в «оккупированном», по мнению грузинского общества, Ленингорском районе является символом. Это тот фактор, который дает уверенность местному грузинскому населению в том, что еще не все потеряно и регион вернется со временем в лоно Грузии. Ведь грузинская церковь и сегодня еще является для большинства грузин авторитетной организацией.

Неслучайно в последнее время руководство страны уделяет повышенное внимание Ленингорскому району. И это не только улучшение социальной сферы и развитие инфраструктуры региона. Настало время определиться, каким мы видим будущее грузинского населения района в пределах юрисдикции Государства Алания. А с этим не все просто.

С одной стороны, мы все эти годы стремились к тому, чтобы граждане грузинской национальности интегрировались в общественно-политическую жизнь страны. С другой – есть некоторые нюансы. Так, председатель КГБ РЮО Михаил Шабанов на выездном совещании в поселке Ленингор с участием Президента Анатолия Бибилова заявил, что политика официальных властей Грузии в Ленингорском районе направлена на размывание суверенитета Южной Осетии. «Для этого грузинская сторона негласно поощряет стремление грузинской части населения района к полноценной легализации и проявляет гибкость в вопросе сохранения гражданства Грузии», – рассказал М.Шабанов. Он же отметил, что вовлечение грузинской части населения района в общественно-политическую жизнь Республики рассматривается руководством Грузии с точки зрения получения возможности влиять в будущем на ситуацию в стране.

Мы абсолютно уверены, что в КГБ отслеживают ситуацию и с религиозным аспектом, так как грузинские клирики, а через них и официальный Тбилиси, могут проводить определенную работу среди грузинского населения. И предположение, что священники могут быть эффективными агентами влияния, может вызвать улыбку только у неискушенного в мировой истории человека.

А на прошлой неделе выявилась большая конкретика, связанная со сферой церковной жизни. В воскресенье, 6 мая митрополит Андрей (Гвазава), представляющий Горийскую и Атенскую епархию ГПЦ со своими прихожанами намеревался провести службу на территории Южной Осетии в церкви осетинского села Адзисар Цхинвальского района. При этом предполагалось демонстративно нарушить государственную границу. Иными словами, теперь очаг напряженности ГПЦ вознамерилась создать уже в соседнем с Ленингором районе Республики.

Власти РЮО довели до официального Тбилиси и миссии наблюдателей Евросоюза, что считают неприемлемыми попытки нарушения юго-осетинской государственной границы и проведения несанкционированных акций со стороны ГПЦ. А полномочный представитель Президента РЮО по постконфликтному урегулирования Мурат Джиоев эти намерения прямо расценил как откровенную провокацию.

Понятно, что никто митрополиту пересечь границу бы не позволил, это понимали и в ГПЦ. Пока это была проверка. Но уверены, подобные попытки еще повторятся. Надо понимать, что при всем мирном характере подобных акций, история показывает, что и они могут быть инструментом в большой политике. Порой более эффективной, чем танки и пехота. И примером тому является «Зеленый марш в Западную Сахару». Эту акцию провели власти Марокко, направив сотни тысяч своих граждан захватывать соседнюю страну.

Марш злобных ягнят

1975 год должен был стать определяющим в истории Западной Сахары: после более ста лет пребывания в статусе испанской колонии появилась реальная перспектива обретения регионом независимости. Это стало следствием политики деколонизации Африки, которая была инициирована ООН в 1960 г. Однако эта перспектива так и не стала реальностью, хотя Испания к определенному моменту согласилась покинуть Западную Сахару.

Препятствием к обретению Западной Сахарой независимости стали действия ее северного соседа – Королевства Марокко, заявившего о своих правах на сахарские территории. Для достижения своих целей – присоединения богатых фосфоритами и железной рудой земель Западной Сахары – марокканцы прибегли к неординарному акту невооруженной экспансии, ставшему известным как «Зеленый марш». Цвет был определен расцветкой томов Корана, которые держали в руках его участники.

Еще до оглашения решения о независимости Западной Сахары король Марокко Хасан II стал готовить вторжение на ее территорию. У границы началась концентрация марокканских войск, но главной силой вторжения король сделал не солдат, а мирных и безоружных людей. Объявление правительством Марокко «Зеленого марша» было встречено с энтузиазмом. К концу октября 1975 г. 600 тысяч человек зарегистрировались для участия в нем и стали концентрироваться в городе Тарфая, в 30 км от границы, отправном пункте марша. 6 ноября «Зеленый марш» начался: около 350 тысяч человек пересекли границу. Члены западносахарской патриотической организации Фронт Полисарио и представители Совета племен официально просили испанские власти, все еще «хозяев» страны, предотвратить запланированное вторжение на территорию Западной Сахары, но Мадрид лишь обратил на это внимание ООН, которая ограничилась призывом к сторонам проявить сдержанность, после чего испанские войска укрылись в своих гарнизонах, и марокканцы фактически захватили всю территорию Западной Сахары, которая потеряла надежду на независимость.

Понятно, что «Зеленый марш» был, в первую очередь, политическим актом, направленным на достижение конкретных целей, в числе участников которого были и государственные служащие, а сам марш сопровождал определенный контингент военнослужащих и жандармов. Официально – для обеспечения безопасности участников марша. В итоге, «Зеленый марш» продемонстрировал, что достижение целей экспансии возможно не только путем открытой агрессии или опосредованной войны. Марш безоружных людей, занявших территории для последующего размещения на них военных, стал примером акции, против которой не смогли найти на тот момент «противоядия» ни испанские власти, ни бойцы Фронта Полисарио, ни даже ООН.

Очевидно, пример Марокко очень импонирует Тбилиси, неспроста разного рода мирные марши испробуются в арсенале Грузии еще с ноября 1989 года. Теперь на острие атаки «агнцы божии» и наперсник главы ГПЦ Ильи Второго – митрополит Андрей (Гвазава). Неспроста под него в 2013 году была создана отдельная Горийская и Атенская епархия Грузинской православной церкви. Что интересно, в арьергард своего «крестного хода» они могут даже вынести икону Х века Цхинвальский (Оконский) триптих, похищенный грузинами же из нашего Государственного музея во время частичной оккупации Цхинвала в 1991 году... Мы не пытаемся сгущать краски, но наша страна, однозначно, стоит перед новыми формами реваншистской политики официального Тбилиси. И, видимо, чем быстрее мы, наконец, решим вопрос с нелогичностью нахождения ГПЦ на территории Алании, тем будет лучше.

С.Остаев

 

Грузинская православная церковь. Злоба за маской лицемерия 

На фото: Илья Второй и митрополит Андрей рассматривают Оконский триптих, похищенный из Южной Осетии.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 

Популярно