Убийственная лимитная «халява» или объективные реалии бытия

12-05-2018, 16:44, Аналитика [просмотров 266] [версия для печати]
  • Нравится
  • 4

Убийственная лимитная «халява» или объективные реалии бытия«Лимитная» неразбериха в Южной Осетии, кажется, подходит к концу. По крайней мере, понимание не самого благоприятного итога этого непродуманного процесса, при котором мы, на протяжении почти двух десятилетий, располагая возможностью обучаться в лучших ВУЗах России, продолжаем оставаться в кризисной яме, спровоцированной катастрофической нехваткой кадров, уже появилось. На своей недавней пресс-конференции Президент РЮО Анатолий Бибилов справедливо раскритиковал систему предоставления целевых мест в ВУЗы РФ для юго-осетинских абитуриентов. «Лимиты создают хаос в сфере образования, порождая многочисленные конфликты родителей с министерством образования», – отметил Президент. Он подчеркнул, что будет пресекать нарушения в сфере распределения лимитов, призвав к объективному подходу руководителей ведомств, по линии которых выделяются целевые места. Кроме того, А.Бибилов указал на необходимость четкого определения приоритетов при формировании пакета целевых мест. В качестве примера он привел подход, который применяется в МЧС страны, когда целевые места запрашиваются под потребности ведомства. «При таком подходе не будет ситуации, когда выпускники российских вузов, вернувшись в РЮО, не могут найти работу. Зачем нам создавать почву для будущей социальной напряженности», – подытожил Президент.

«Лимитная» история в Южной Осетии началась в начале нулевых, когда на волне активизации российско-югоосетинского сотрудничества непризнанной тогда еще республике стали выделяться целевые места в лучшие российские ВУЗы. Исходя из понимания всестороннего развития молодого государства, разрушенного в ходе нескольких вооруженных нашествий со стороны южного соседа, понимание улучшения кадровой ситуации было у всех. Процесс без малейшего скрипа механизмов был запущен, российские ВУЗы радушно распахнули двери перед выпускниками из Южной Осетии, ежегодно предоставляя молодой республике около двухсот целевых мест по различным направлениям. Однако со временем пришло понимание, что процесс работал непродуманно и «в холостую». Минуло полтора десятилетия, а «кадрового» прорыва добиться не удалось, более того, кризис в некоторых отраслях только усугубился. Молодежь, использовавшая блага от доступности лимитов и учебы в ВУЗах мирового значения, по завершении учебы не стала спешить на Родину. По самым приблизительным подсчетам, только в медицинские ВУЗы России начиная с 2001-2002 годов было направлено свыше 150 человек. Внушительная цифра, приводящая в недоумение. В республике катастрофическая ситуация в сфере медицины, которая обусловлена не только полным отсутствием специалистов узкого профиля, но и отсутствием квалифицированных кадров, располагающих необходимыми знаниями в сфере современных медицинских технологий. И в этой ситуации министерство здравоохранения в качестве альтернативы приглашает в республику на краткосрочной и долгосрочной основе высококвалифицированных медиков из России, оплачивая солидные финансовые издержки от их пребывания в Южной Осетии.

При этом говорить о том, что молодые врачи совсем не хотят возвращаться в Южную Осетию, было бы несправедливо. Но у нас, скажем, не один десяток стоматологов, желающих трудоустроиться, в то время как на вес золота нейрохирурги, реаниматологи, анестезиологи, врачи-инфекционисты и т.д. Это и есть подтверждение непродуманных шагов в сфере подготовки кадров, когда Республика за много лет так и не смогла определиться с приоритетами при формировании так называемого госзаказа на целевые места и фактически легкомысленно штамповала десятки специалистов в направлениях, в которых уже много лет и так количественный перебор.

Система трудоустройства лучше всего налажена в правоохранительных и военизированных ведомствах. Ежегодно и МВД, и КГБ, и Министерство по делам гражданской обороны и ЧС направляют в профильные российские ВУЗы по несколько человек. В целом, их количество колеблется от пяти до десяти абитуриентов на каждое ведомство ежегодно. Уже сразу же после поступления в соответствующий ВУЗ курсанты зачисляются в штат ведомства, которое выплачивает каждому из своих будущих сотрудников полагающуюся стипендию, отслеживает его успеваемость в ВУЗе, поддерживая с ним постоянную связь. Ну и уже по завершении пяти лет учебы, каждый из направленных на учебу по квоте возвращается домой и без проблем устраивается на работу в родное ведомство.

Но и эта, казалось бы, налаженная система дает определенные сбои. Опуская моменты личностного характера, когда многие курсанты попросту «сходят с дистанции» по объективным и субъективным причинам, следует обратить внимание на еще один немаловажный фактор. Только за последние пять-шесть лет по линии министерства обороны в военные ВУЗы России было направлено свыше ста человек. Конечно, можно только порадоваться за такое количество будущих офицеров, но на фоне сокращения юго-осетинской армии эта массовость вызывает больше вопросов, чем чувство удовлетворения.

Еще одно подобное направление, вызывающее вопросы – внешнеполитические квоты. МГИМО и Московская Дипакадемия стали за последние годы объектами вожделения югоосетинских выпускников и их родителей. Но и здесь в погоне за заветным лимитом никто не задумывается о том, насколько востребованным будет будущий дипломат у себя на родине. Их уже десятки, а штатная численность МИДа весьма ограничена. Вот и возвращаются дипломированные дипломаты на родину, пытаются трудоустроиться и, столкнувшись с невозможностью получить заветное место, уезжают обратно, в поиске возможности применения своих знаний где-нибудь на просторах России. А ведомство, тем не менее, продолжает отсылать запросы на целевые места и получать их по налаженной за многие годы системе. Зачем?

Между тем в ряде направлений у нас конкретный кризис кадров. Взять, к примеру, науку. Лингвисты, историки, археологи – вот только несколько специальностей, которые востребованы временем и существующей действительностью. Осетинский научный мир с некоторых пор стал достаточно возрастным. К примеру, самому молодому и единственному в Республике археологу 70(!) лет. И этот пример не исключение, а скорее реальность во всей сфере науки.

…Вообще, в системе распределения лимитов за последние годы наблюдалось столько безрассудства и абсурдности, что некоторые факты не поддаются не только оправданию, но и в некотором роде осмыслению. В 2010 году, когда Московское театральное училище им.Щепкина выразило готовность принять юго-осетинский курс и, таким образом, помочь развитию нашего Госдрамтеатра, чиновники от культуры того периода каким-то образом умудрились большую часть сформированного в Цхинвале курса наполнить представителями Северной Осетии. Итог авантюры ушедших в небытие чиновников таков, что из этого курса в составе двадцати человек в нашем театре в настоящее время служат только два человека. Как говорится, без комментариев.

Система, при которой лимиты годами выдавались массово и бесконтрольно, себя не оправдала. Вопрос необходимо упорядочить. Провести тщательный анализ ошибок и избегать их в дальнейшем. А параллельно работать над расширением перспектив нашего единственного ВУЗа – Университета с богатой историей и великолепными традициями, ЮОГУ им. А.Тибилова. Но это уже тема другого разговора.

Рада Дзагоева

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Популярно