Сложности церковного вопроса в Южной Осетии или пока следует разобраться с ГПЦ на территории РЮО

28-04-2018, 11:15, Аналитика [просмотров 153] [версия для печати]
  • Нравится
  • 4

Сложности церковного вопроса в Южной Осетии или пока следует разобраться с ГПЦ на территории РЮОПосле долгого и упорного брожения на уровне слухов и пересудов, вышел наружу конфликт между светской властью и клириками Аланской Епархии. Священники Епархии отказываются видеть юго-осетинскую церковь в лоне церкви российской. В свою очередь, руководство страны, желая видеть церковь РЮО в русле процессов интеграции в российское политико-культурное пространство, такую позицию не приемлет. Постепенно эти противоречия выходят за рамки собственно церковного вопроса.

Вопреки времени и обстоятельствам

Многие столетия аланский-осетинский народ в тяжелейших условиях борется за свое физическое и духовное выживание, сохраняя верность своей культуре, традициям и вере. Эта борьба за сохранение себя как нации, за воссоздание своей государственности продолжается и сегодня.

Самой жизнью была продиктована и необходимость воссоздания Аланской церкви в Аланском государстве – Республике Южная Осетия.Православие всегда было гармоничным компонентом мировоззрения осетин, неспроста в Конституции страны православие и традиционные верования определяются как одна из основ национального самосознания. Обращаем особое внимание, что не в отдельности каждое, а как часть одного целого.

Создание православной общины Республики связано с именем Александра Пухатэ. Именно его усилиями, его сподвижниками по вере и была заложена основа будущей Аланской Епархии (АЕ). Нуждаясь в духовном единстве, народ Республики Южная Осетия, осознавая себя частью православного (читай – русского) мира, искал помощи и сочувствия со стороны России, и ее национальной церкви – Русской Православной Церкви (РПЦ). Однако, внятной и созидательной поддержки верующие Южной Осетии от РПЦ тогда не получили. Многократные прошения о принятии южных осетин под свой омофор были отклонены на основании недопустимости несогласованного вмешательства одной поместной церкви во внутренние дела другой. Иными словами, данный вопрос рассматривался через призму вмешательства РПЦ во внутренние дела ГПЦ, чего в патриархии не желали. Впрочем, такая позиция в те годы полностью совпадала и с позицией официальной Москвы.

В этих условиях народу РЮО пришлось решать проблемы канонического самоопределения, без помощи «официального православия». Было принято решение обратиться к иерархии Русской Православной Церкви за рубежом (РПЦЗ).После долгих трудов и прошений, народ Южной Осетии был взят под покровительство (омофор) этой церкви. Архиепископ Лазарь рукоположил первого осетинского священника для Республики, отца Александра Пухатэ (впоследствии епископа Георгия– прим.ред.). И в течение десяти лет, с 1992 по 2002 год, православные Южной Осетии были под патронажем РПЦЗ.

Раскол, произошедший в РПЦЗ, поставил очередной вопрос о дальнейшей судьбе православия Республики. Не желая принимать участия в расколах и в чрезвычайно сложных обстоятельствах, было решено обратиться к Греческой Православной Старостильной Церкви Противостоящих Митрополита Киприана (ГПСЦП), имевшей тесное духовное общение с исторической РПЦЗ (Синод митрополита Киприана был создан посредством РПЦЗ). Выбор новой юрисдикции был не случаен. Он подразумевал наличие союза с русским православием, который сохранялся вплоть до 2005 года, пока не произошел духовный разрыв между исторической РПЦЗ и синодом митрополита Киприана.

Следует отметить, что православные Южной Осетии были взяты под омофор Греческим Синодом Противостоящих митрополита Киприана временно. Это записано в документах, об этом говорил митрополит Киприан, это неоднократно было озвучено председателем комитета по внешним связям ГПСЦП епископом Мефонским Амвросием. При этом, в нелегкие для Южной Осетии времена, Синод Греческой Церкви Противостоящих оказал нам неоценимую помощь в поддержке и развитии православия. Была воссоздана Аланская Епархия.

С международным признанием РЮО качественно изменилась общественно-политическая и религиозная жизнь государства. Российское политическое руководство приняло решение о признании независимости РЮО. Укрепилось и взаимодействие между Аланской Епархией и РПЦ, однако признания Юго-Осетинской церкви братской русской церковью не произошло.

Причин такой церковной политики несколько. Во-первых, РПЦ заявляет, что не хочет создавать повод для возбуждения, в качестве ответного хода, сепаратистских настроений в ее пределах. В частности, считается, что Русской Православной Церкви важно суметь сохранить добрые отношения с Грузинской церковью, потому что та является одной из союзниц РПЦ в борьбе с раскольниками на Украине. А если РПЦ признает независимость Абхазской и Юго-Осетинской церквей, то Грузия в ответ может признать независимость Украинской православнойцеркви Киевского патриархата, а это, по распространенному мнению, приведет к катастрофе в православном мире.

Во-вторых, есть еще одна политическая причина. На сегодня, как бы это парадоксально не звучало, Грузинская церковь является единственным сторонником… России в Грузии. Кроме того, прозападный курс Грузии серьезно подрывает влияние и авторитет ГПЦ. Это не только насаждение сомнительных западных ценностей с их гей-парадами и однополыми браками, но и стремление властей, к примеру, предоставить свободу действий в Грузии другим религиозным конфессиям, и, прежде всего, католичеству – папский престол на протяжении веков всегда рассматривал Грузию как одно из мест утверждения своей веры, в свое время, к примеру, в католичество был обращен даже грузинский царевич Вахушти Багратиони. А сколько будет продолжаться взаимная необходимость друг в друге России и Грузии на церковном фронте – одному Богу известно.

Призрак грузинской церкви над РЮО

Нашу редакцию порой обвиняют в пристрастном отношении к православию, в угоду традиционным верованиям, хотя именно национальной религии придерживается большинство населения страны. Однако внимательный и объективный читатель должен согласиться, что редакционная политика связана исключительно со стремлением утвердить в нашем обществе баланс интересов, который всегда существовал и способствовал единению. Мы одинаково не приветствуем методы действия представителей АЕ, которые в каждом традиционном святилище страны вывешивают православные иконы. Но мы также бываем несогласны, когда апологеты традиционных верований требуют от прихожан, приходящих в их святилища, снимать нательные кресты. Радикализм опасен во всех его проявлениях и вне зависимости от того, откуда он исходит. Поэтому наше стремление разобраться в ситуации с АЕ продиктовано желанием донести до наших читателей объективную информацию. А с этим не всегда все бывает просто.

В случае с Аланской Епархией именно отсутствие внятной информационной политики привело к возникновению напряженности в обществе. Впервые о непонимании между властями и руководством АЕ мы, как и многие, узнали из слухов. Представители православной общины рассказали о встрече с Президентом А.Бибиловым, и понятно, что информация была односторонней. В общении на бытовом уровне и даже в социальных сетях превалировала именно позиция АЕ. Небольшое пояснение А.Бибилова о своем отношении к позиции АЕ, которое он дал в декабре прошлого года, информационную картину не поменяло. Наша газета, в свою очередь, разместила материал, где представитель государства и клирик АЕ высказали свое мнение. Но всего этого оказалось мало. На днях информационное агентство «Рес» опубликовало аналитический материал, который эксперты посчитали изложением позиции государства в вопросе Аланской Епархии. И это спустя полгода, после того, как проблема была впервые обозначена. А до тех пор люди видели только внешнее проявление разногласий: Президент и государственные чиновники демонстративно игнорируют АЕ, и посещают только храм РПЦ. И делался вывод – глава государства против национальной церкви.

Разногласия в церковном вопросе вызывают озабоченность не только у граждан страны. Есть определенная тревога и у наших российских коллег, которые понимают, что обозначившиеся противоречия уже вызвали абсолютно не нужную сегодня напряженность в юго-осетинском социуме. При этом порой кажется, что градус конфликта в церковном вопросе поднимается искусственно. Сперва Аланская Епархия оказалась в центре противостояния с традиционными верованиями, теперь образовался конфликт с властью, который косвенно отражается и на отношении общества к РПЦ. И если бы в этом деле участвовали только клирики и чиновники. В это противостояние втягиваются и простые граждане.

Однозначно одно – проблему надо решать. Конечно же, можно, по-прежнему, игнорировать церковные службы АЕ и отдавать предпочтение РПЦ. Но это, понятное дело, авторитета власти не прибавит, а только создаст образ мучеников и притесняемых епархиальных клириков. Стоит ли говорить, что сторонние силы не преминут придать этому вопросу и политическую окраску. Уже сегодня одно из кадровых решений Президента в социальных сетях связали с тем, что, мол, «отставленный чиновник ходил на службу в храм АЕ». И этот процесс будет развиваться тем активнее, чем дольше будет затягиваться разрешение противоречий. И вряд ли можно удовлетвориться положением о том, что церковь в нашей стране отделена от государства.

Нас же тревожит другая сторона этой ситуации, проблему, которую мы поднимаем давно, уже десятый год, и которая практически полностью забылась, особенно в ходе указанного противостояния. Сейчас, когда мы говорим о «нестыковке» власти и Аланской Епархии, о сложностях отношений с РПЦ, в то же время Грузинская православная церковь (ГПЦ) спокойно продолжает заниматься своей пропагандистской (читай – подрывной) работой в Ленингорском районе. И клирики ГПЦ здесь вполне комфортно себя чувствуют, не признавая не только церковную юрисдикцию юго-осетинской церкви, но и юрисдикцию властей РЮО. А ведь, чтобы их приструнить, нет необходимости даже отбирать у грузинских попов паспорта, по причине отсутствия у них таковых. И, думается, в этом направлении просто необходимо единение наших светских и духовных властей – руководства страны и Аланской Епархии. Без перекладывания проблемы друг на друга по одной простой причине – проблема эта общегосударственная. И, если хотите, касается вопросов безопасности.

Сегодня руководство наместничества ГПЦ на территории района спокойно выезжает в Грузию и возвращается обратно. Будто и нет государственной границы. Когда наша редакция написала при прежних властях об этой дикой, с точки зрения государственности, ситуации, то материал наш был заблокирован, а выход газеты приостановлен (!). Впервые за двадцать лет… Что ж, материал не вышел. Но способствовало ли это решению проблемы? Ни в коей мере. Проблема осталась. В селе Икота Ленингорского района расположен женский монастырь с настоятельницей игуменьей Соломеей. В населенном пункте Ларгвис, в 14 километрах от Ленингора, расположен еще один православный храм c настоятелем храма священником Исая. Третий храм расположен в селе Циркол Ленингорского района, где службы проводит отец Теодор. В самом районном центре в Ленингоре есть храм Успения Пресвятой Богородицы, где все службы проводит отец Антон. Подчиняясь грузинской православной церкви, местные священнослужители во время воскресных служб систематически напоминают прихожанам, что им «приходится служить Всевышнему Господу в условиях российской оккупации»… А мы тут с вами спорим, должна ли АЕ войти в состав РПЦ, и может ли сама РПЦ работать на территории РЮО…

Л.Джиоев

  • Сталинбек
    К чему столько пустых тёрок и проблем?!
    К чему нам энти епархии, гпр, рпц и пр. структуры чиновников от инородных ре-лигий? Наша Вера гораздо древнее, а главное Иры Дин - ВЕРА, а не аврамическая ре-лигия!
    Церковные "отцы" Тифлиса и Куева (да и др. "отцы" иудаизма, иудохристианства и исламизма) давно обезличили свою "святость"!)))
    Ре-лигии не только "опиум" для народов, но и инструмент их разделения и закабаления! В до аврамических Верах была подлинная чистота и мораль, а что мы видим в ре-лигиозных догмах? - "мы - рабы божьи" ... Что это за "бог" у них, к-му нужны рабы?!

    Давно пора по-взрослому возродить Веру предков - Иры Дин! Необходимо возродить и реставрировать древнейшие Дзуары и храмы, избрать жрецов/куваен лаегтае. Древнейший Дзуар - Тулдзы Къох, необходимо очистить и благоустроить, как подобает древнейшему Дзуару на Кавказе.
     
    При этом, не следует противопоставлять нашу Веру аврамистским ре-лигиям, поск-ку немало сограждан давно приняли эти чужеродные ре-лигии. Не стоит кого-то агитировать и, тем паче, заставлять отрекаться от принятых ре-лигий, ибо со временем они сами отомрут, как анахронизм. 
    Нередко бывало, что муж и жена из разных конфессий, однако, за общим столом все мы молимся Стыр Хцау и Дзуарам. При этом никаких "книг" и епископатов-муфтиятов (чинарей от ре-лигии) у нас никогда не было! Веру и Агъдау мы постигаем с молоком матери!
    Чтобы поскорее возродить Иры Дин и нормы Агъдау, необходимо регулярно собраться у своих святилищ, и там - перед Богом и Дзуаром, обсуждать все  проблемы Государства и Общества Ирыстона! 
    Ну, а затем опыт Хуссар Ир-а перенести Цаегат Ирмае - иттаег хорз!
     


Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Май 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 

Популярно