Осетинский язык ждет реальных шагов для своего развития

7-11-2017, 15:39, Аналитика [просмотров 319] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Осетинский язык ждет реальных шагов для своего развитияСтоит собраться хоть небольшому числу осетин в современной Осетии, что на севере, что у нас, на юге, стоит выступить в публичном пространстве сколь-нибудь значимому общественному или политическому деятелю, раздираемому думами о будущем народа, как сразу же главной темой, предусмотрительно напичканной громкими душераздирающими лозунгами, выставляется боль о судьбе родного языка. Казалось бы, подобные пламенные выступления должны вызывать всеобщий одобрительный порыв, становиться основой для толчка, руководством к реальным шагам, но этот натужный плач, эти нескончаемые непонятно в чей адрес упреки в том, что мы не спасаем свой язык от неминуемой гибели, не способствуем его развитию, уже вызывают раздражающее чувство отторжения. И дело не в том, что весь этот непрекращающийся поток призывов, разбавленный пугающим и емким словом «сæфæм», вызывает подозрения в неискренности или «дежурности». Как раз наоборот. Одобрительное «раст у!» является непременным сопровождением подобных речей и их авторов, неплохо, кстати, умеющих «нажимать» на нужные нервные окончания патриотических чувств нации.

Но каждый раз, получая очередную порцию укоров в адрес общества, легко мысленно позволяющего сдавать позиции родного языка, сознание обволакивает категоричный протест – все это не про нас и происходит не по нашей вине. Не может народ, восставший в едином порыве против «огрузинивания» в конце 80-ых, сегодня безответственно загубить свой главный символ национальной сущности. Но реальность демонстрирует совершенно неприятную и даже досадную картину. Причем «языковой» вопрос настолько запущен, что сложно представить, с какого конца нужно к нему подступиться, чтобы добиться хоть каких-нибудь результатов. Можно без конца утверждать, что современное общество, которое в основной своей массе является осетиноязычным, не может испытывать серьезные проблемы в изучении языка и его владении. Но в реальности – может.

Может быть так, что в чистокровной осетинской семье, в которой до седьмого колена не было представителей других национальностей, и в которой языком общения является осетинский и только осетинский, ребенок-третьеклассник может попросту не уметь читать на родном языке и в то же время параллельно свободно осиливать программу по английскому. Несомненно, об этом говорить стыдно. Стыдно и досадно. И говорить об этом вслух не позволяет «патриотизм». Вдобавок ко всему еще и преследует боязнь, что очередной «патриот» из околовластных и интеллигентных кругов, в чрезмерном усердии снятия с себя ответственности, не заклеймил тебя позором, торжественно произнося избитую и извращенную до невозможности фразу «алцыдæр хæдзарæй цæуы!». Да, действительно, семья, дом, среда, наконец, играют определенную роль в жизнедеятельности языка. Но бытовой уровень владения языком никак не способствует получению ожидаемых результатов. Тот же ребенок-третьеклассник, с которым родители с рождения разговаривают на родном языке, но невольно воспитанный на русскоязычных мультфильмах и сказках, приходит в школу. В школу, где с первого дня начинается процесс неприязни к осетинскому языку как к предмету, где год за годом, из класса в класс идет отторжение детей от родного языка. Потому что программа, по которой учат наших детей в наших же школах, абсолютно неадекватна. И это мнение распространено не только среди родителей, для которых осилить домашнее задание по родному языку является настоящей мукой. Факт несоответствия школьных программ признают и специалисты.

Профессор Зоя Битарты настаивает на пересмотре школьной программы по изучению осетинского языка и литературы. Рабочая группа, которую возглавляет Зоя Александровна, несколько лет назад разработала программу «Малусæг» для дошкольных образовательных учреждений. Программа уже пять лет успешно работает в детских садах республики. «Однако уже через пару лет дети, в которых заложена основополагающая база, приходят в школы. И что мы можем предложить детям в школах? – задается вопросом профессор Битарти. – А получаем мы следующее. Школьные программы не соответствуют требованиям сегодняшнего дня. Они разрабатывались как минимум 30-40 лет назад. Устарела и сама методика преподавания. Сегодняшнее поколение учащихся, погруженное во всевозможные гаджеты, сложно заинтересовать, а если им предлагается заниматься по учебным программам, разработанным в 70-ые годы прошлого века, думается, итог этих усилий понятен и предсказуем. Нужны новые модернизированные программы, наглядные пособия, красочный литературный компонент. Но заняться этим вопросом некому. Потому что и министерство образования, и научный институт никак не могут поставить определенные цели и, наконец, начать двигаться вперед реальным шагом».

Зоя Битарти согласна и с мнением, что все слова о том, что осетинский язык нужно изучать дома – ни о чем. Потому что так называемое «потерянное» поколение, то есть сегодняшние родители в основной своей массе языком особо не владеют. Бабушек-дедушек в селах, которые были для прежних поколений проводниками в традиции предков и носителями языка, у сегодняшней детворы в основной массе тоже нет. Села за последние два десятилетия обезлюдели, а наши старшие поголовно стали урбанистами. Поэтому вопрос развития языка должен быть вынесен на государственный уровень. И здесь следует решить целый комплекс взаимосвязанных проблем.

На основной части учебников образца сегодняшнего дня наряду с выходными данными указывается наличие одобрения книги Министерством образования Северной Осетии. В принципе, разницы быть не должно, где издан учебник и кто рекомендовал его к изучению в школах. Но не в случае с осетинскими пособиями. Даже беглого просмотра некоторых учебников достаточно, чтобы понять одно – детей невольно, но подсознательно подводят к тому, что юга Осетии не существует. Особенно «злоупотребляют» подобной подачей материала учебники начальной школы. Ознакомительный курс изучения родного края. «Это наша Родина. Ирыстон. А это столица нашей Родины – город Владикавказ», – просвещает второклассника учебник по осетинскому языку. Далее следуют фотографии различных ущелий и видов Северной Осетии. И ни слова о Южной Осетии. Ни строчки про город-герой Цхинвал. Не такие ли, казалось бы, «мелочи» подсознательно развивают у юного гражданина чувство ущербности себя и своей страны? А мы продолжаем упорно твердить – дом-семья, дом-родители!..

Создание совместной «языковой» комиссии из числа специалистов севера и юга Осетии диктует само время. Комиссии, которая разработает программы для каждого класса с учетом всех требований современной системы образования, с охватом материала, который позволит с одной стороны заинтересовать детей, а с другой воспитать в них чувство гордости за национальную принадлежность. Комиссии, которая по итогам своей работы сможет нивелировать географические границы между двумя частями разделенного народа и хотя бы на уровне детского восприятия уверенно провозгласит, что Осетия, Родина у осетина одна. А не у каждого своя.

Между тем, в Северной Осетии, по сообщениям СМИ, не так давно образована комиссия, которая разработает новую программу обучения осетинской литературе в школах, а также современные учебники по национальной литературе. Возглавил комиссию известный ученый, заведующий кафедрой ЮНЕСКО Тамерлан Камболов. Сообщается, что работа ведется сразу в двух направлениях – как для владеющих, так и не владеющих языком. Учебники, по информации североосетинских СМИ, ссылающихся на слова Камболова, усовершенствованы, модернизированы и в течение наступившего года будут переизданы. Таким образом, в течение двух последующих лет школы Северной Осетии будут обеспечены новыми современными учебниками по осетинскому языку и литературе. В унисон профессору Камболову выступают и власти республики. Под руководством главы РСО-Алания принимается госпрограмма «Национально-культурное развитие осетинского народа», в которой есть соответствующие разделы, статьи расходов, в том числе и на обеспечение учебно-методической литературой преподавания осетинского языка и обучения на осетинском языке. Новости весьма позитивные, но опять не способствующие интеграции, о которой так «модно» в последнее время говорить.

Еще в 20-ые годы прошлого столетия в Осетии существовала практика проведения не только всеосетинских съездов, но и «тематических» совместных съездов работников культуры и образования (!) юга и севера, на которых решались вопросы общности принимаемых шагов в этих сферах. Вместе принимались и утверждались нормы единого литературного языка, вместе ставились задачи перед научными обществами, совместно обсуждались планы культурно-просветительской и издательской деятельности. Официальные органы государственной власти тех лет брали за основу решения указанных съездов, поэтому значение их было велико. Сегодня же между югом и севером Осетии не просто географическая граница, а огромная пропасть нежелания и недопонимания. Будем откровенны. И это недопонимание – двух частей одного целого! К совместной работе, во всяком случае, в сфере образования уж точно, нужно возвращаться. И первым шагом в практическом сближении единого народа может стать как раз таки совместная комиссия по работе над учебными программами, о чем наша газета пишет с периодическим постоянством и с таким же постоянством власть имущие наши воззвания не слышат. Возможно, по причине элементарного нежелания что-то делать и менять в своей обыденной, размеренной работе. Именно поэтому, пусть следующая мысль прозвучит также слишком категорично, но эта совместная комиссия, если она будет-таки создана, должна быть поставлена сразу же в жесткие временные рамки. Иначе опять можно получить нелицеприятную картину, подобную с затянувшейся историей по учебнику Истории Осетии, над которым работа ведется уже лет восемь.

Следующий пункт в этой взаимосвязанной цепочке, безусловно, вопрос кадровый. К большому сожалению, сегодняна всю Республику, пожалуй, нет и десятка хороших педагогов по осетинским дисциплинам, педагогов-новаторов, которые могут продемонстрировать блестящее мастерство преподавания по современным лекалам. Можно, конечно, высказать определенную долю претензий в отношении нашего единственного ВУЗа, куда, на факультет осетинской филологии, собственно, и набираются, скажем прямо, по остаточному принципу не самые сильные абитуриенты, которые спустя пять лет «плавания» от сессии до сессии получают пресловутые дипломы и претенциозно заявляют о себе как о специалистах. Но следует признать, что ВУЗ – это замыкающее звено в этой напичканной «недоученностью» цепи. И как профессура Университета может справиться с «внедрением» в мозги своих студентов знаний, если они со школ приходят совершенно сырые?

Можно, конечно, бесконечно заниматься перекладыванием ответственности, взаимными упреками и обвинениями, но эта возня, это пустословие, которые мы наблюдаем уже не одно десятилетие, не делают нам чести. Мы должны уже определиться, насколько важно для нас развитие родного языка, насколько нужно это государству. И начать необходимую работу с момента первого шага ребенка через порог школы. Сегодня и сейчас. Иначе этот замкнутый круг никогда не разомкнется.

Пока же уровень поддержки языка со стороны государства сводится к работе лишь одной невнятной Государственной комиссии, главной задачей которой, по сути, является распределение финансов на зачастую непонятную и не совсем востребованную обществом литературу, в то время как учебники по осетинскому языку и литературе, так нужные нашим детям, достаются с дефицитом, и все мы так и топчемся на месте.

И подытоживая вышесказанное хочется привести слова выдающегося осетинского ученого Николая Габараева десятилетней давности из интервью нашей газете. «Язык должен развиваться практически, на нем должны говорить те, кому он принадлежит по национальному праву. Ответственность за спасение и развитие языка лежит на каждом осетине. Поэтому мы должны прийти к ситуации, когда не владеть родным языком будет стыдно для каждого». И далее. «У нас упрочилось много слов-паразитов. Никого уже не удивляет, что вместо звучного осетинского «байрæджы кæнын» большинство из нас говорит «сапъаздат кæнын». Или другой пример: «Уæртæ ма йедæн зæгъ æмæ йедты дæлæмæ райед кæна». Наверняка, вы часто слышите подобные предложения. Но если мы считаем, что язык – наше богатство, то у каждого слова должна быть цена. Надо больше говорить на родном языке, пытаться вычленить из речи слова-паразиты. Уж лучше замените недостающий оборот тремя-четырьмя словами, но на осетинском языке. И не забывайте, что мы осетины до тех пор, пока живет наш национальный язык...».

Дзурут иронау, хорз адæм!

Зæгъойты Рада

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

Популярно