«Стыр Ныхас». На перепутье дорог? или почему председателя выбирали не на съезде

19-08-2017, 14:05, Аналитика [просмотров 326] [версия для печати]
  • Нравится
  • 2

«Стыр Ныхас». На перепутье дорог? или почему председателя выбирали не на съездеНа днях стало известно, что международную организацию «Высший совет осетин» (в народе ее все еще по старинке называют «Стыр Ныхас») возглавил Руслан Кучиев. Напомним, что и.о. председателя общенациональной организации с января был Таймураз Хутиев, сменивший на этом посту Бориса Басаева, который покинул данный пост досрочно. Что касается новоиспеченного председателя, то следует сказать, что до данного решения Р. Кучиев входил в Координационный совет от канадской осетинской диаспоры.

Честно говоря, общественность ожидала, что подобное решение будет приниматься по обыкновению непосредственно на общенациональном съезде, о проведении которого, под грифом «внеочередной», говорится уже давно. Однако решение было принято во время заседания Совета этой общественной организации. Иными словами – узким кругом. Согласно, как оказалось, новому уставу организации.

Выборы узким кругом

Общественное движение «Стыр Ныхас» («СН») изначально задумывалось как организация с широким участием общественности, по аналогии с одноименной традиционной исторической фомой народного представительства. К решению вопросов, входящих в компетенцию «Стыр Ныхас», предполагалось привлекать представителей всех регионов Осетии-Алании. А определение основополагающих вопросов передавалось в компетенцию съездов. Среди таковых было и избрание председателя «СН».

Однако в 2010 году был принят новый устав организации, где избрание руководителя становилось прерогативой Совета «СН». Таким образом, решение принимается не участниками съезда, что предполагало несравненно большую демократичность и соответствовало самому историческому понятию Ныхаса, а узким кругом лиц. При этом напомним, что предыдущий глава «СН» был избран на съезде, который, кстати, проходил в Цхинвале в 2007 году. Председателем «Стыр Ныхас» в ходе VI Всеосетинского съезда был избран Борис Басаев. Он сменил на этом посту Михаила Гиоева, который возглавлял организацию в течение 15 лет со дня ее основания и считается ее лучшим председателем.

Возможно подобное избрание Р.Кучиева советом организации, а не съездом позволило избежать ажиотажа, сопутствующего подобным процедурам. Но это бы придало, во-первых, демократичности, а во-вторых, сейчас невольно создается стойкое ощущение, что новый председатель скорее «назначен», чем избран реформатором этого общественно-политического движения. Между тем при выборе председателя в ходе съезда у последнего неофициально как бы больше полномочий, как-никак он избирается в присутствии осетин со всего мира, а не «группой товарищей» (лично против Р.Кучиева мы ничего не имеем, говорим чисто по процедуре). К тому же на съезде, возможно, появились бы и другие фамилии, и тогда выборы проходили бы на альтернативной основе, что также немаловажно.

Не будем скрывать, что за последние годы авторитет «Стыр Ныхас» серьезно пошатнулся. Из передового отряда национально ориентированной части общества «СН» превратился в обычную общественную организацию, члены которой получают зарплату, как и работники госаппарата. Не стало слышно ярких инициатив, исходящих ранее от этой организации, информационные поводы же в последние годы вокруг организации в основном были связаны со скандалами вокруг сбора пожертвований в святилищах, да еще с дискуссиями по поводу культовой обрядности. А этого недостаточно для организации, призванной быть генератором национальных проектов.

Чего греха таить, в обществе вообще складывалось ощущение что «СН» – это собрание старших по возрасту представителей Осетии-Алании, которые живут в своем, ими же придуманном виртуальном мире и практически никак не связанные с реальностью.

Возможно, если бы не знаковое прошлое «СН» мы бы и не требовали от этой организации большего. Но в эпоху М.Гиоева на севере и К.Челехсаты на юге мы видели, что эта общественно-политическая организация может быть на переднем крае общественно-политической жизни страны. Тогда «СН» был центром генерации национальных идей, не считали члены этой организации необходимым и «поддакивать» власти. В 90-е годы это была серьезная сила. Которая, кстати, внесла свой вклад и в борьбу юга Осетии за свою независимость. Время было другое. Да и люди. Был момент, когда однозначно ставился вопрос об объединении севера и юга Осетии, более того во Владикавказе в верхах для решения общенационального вопроса даже обсуждалась возможность при необходимости выхода РСО из состава РФ. В людях был национальный стержень. Но со временем эта вольница и демократичность была «упразднена», и власти, что на севере, что и на юге получили в свое распоряжение обычную культурно-просветительскую структуру. Удобную и беззубую. Поддавшись на давление властей, последующие руководители «СН» стали заложниками своей слабости. Пойдя на неформальный союз с властью, став фактически полугосударственной структурой, «СН» потерял возможность влиять на жизнь в осетинском обществе. И фактически выражать чаяния народа.

Реформы сверху

Как ни странно это звучит, но реформирование «СН» инициируется сегодня самой властью. Глава Северной Осетии В.Битаров в своем первом послании к Народному собранию определил круг стоящих перед республикой проблем. Особый акцент в части выступления, касающейся общественных организаций, Битаров сделал на структуре, объединяющей весь осетинский народ – и севера и юга Алании – «Высший совет осетин» («Стыр Ныхас»). Присутствующие в зале при оглашении Послания отмети ли, что в ходе выступления Битарова, зал ему аплодировал только раз – когда он заговорил о реанимировании «Стыр Ныхас». «Отдавая должное работе, которая проделана «Высшим советом осетин», не могу не отметить, что деятельность «Стыр Ныхаса» нуждается в реформировании. Она должна стать более эффективной и отвечать современным вызовам», – заявил Битаров.

Что интересно, буквально на следующий день после этого мессиджа Битарова и прозвучавшей из его уст критики в адрес «Стыр Ныхаса», председатель этой общественной структуры Борис Басаев сложил свои полномочия. Возможно, просто совпадение.

Необходимо отметить интересную деталь. В.Битаров на сегодня проявляет большую, чем даже на юге Осетии, национально ориентированную внутреннюю политику. В Северной Осетии у части местной публики, считающей знание родного языка анахронизмом, вызвало культурный шок выступление В. Битарова на осетинском языке во время своего Послания. Еще одним, на грани осуждения поступком В.Битарова (в понимании местной элиты) стало его новогоднее обращение, которое он сделал, облачившись в черкеску. Тем не менее, Битаров упорно продолжает приучать политическую элиту Северной Осетии к возрождению национальных традиций в политической жизни республики. И это не может не вызывать одобрение, кто бы как не относился к этому политику. Был момент, когда в начале своего руководства он собрал кабинет министров в роще Хетага и заставил чиновников поклясться в том, что они не будут воровать государственные деньги и будут печься о пользе народа. Многие считают, все это лишь хорошо продуманным пиаром. Возможно. Но в таком случае это добрый и нужный пиар. По крайне мере, для общественного сознания. Так, здесь открывается первая аланская гимназия, где главным образом будут изучать осетинский язык, а на развитие культуры вообще выделено 150 млн. рублей из федерального бюджета... Понимая, что только административными мерами национальные проекты в жизнь провести будет сложно, глава севера проводником новой политики поэтому избрал «Стыр Ныхас».

Ну а что у нас на юге в этом направлении? Практически тишь, да гладь. В последние годы с национальными идеями туго. Общество то и делает, что переходит из состояния одной предвыборной гонки к другой. И от этой политической борьбы, ее перипетий и последствий народ попросту устал. Да, наши политические лидеры тоже периодически стали облачаться в национальные рубашки, но это не основа самосознания. Даже долгожданное возвращение общепринятого названия Алания, которое пошло снизу, как показало время, было просто элементом предвыборной борьбы. Потому и ощущается половинчатость данного, безусловно, исторического решения, развитие которого попросту зависло в воздухе. А ведь с такими вопросами не играют... Мы, элементарно, второй год поднимаем тему необходимости проведения всеосетинского съезда именно в Цхинвале, поскольку многие накопившиеся вопросы национального толка напрямую завязаны на юг Алании, но, по всей видимости, форум состоится снова на севере. Где и была, собственно, затеяна фактически реорганизация общенациональной организации.

Итак, главным реформатором определен Руслан Кучиев. Это уже окончательное решение и вряд ли кто-либо захочет его утверждать еще и на всеосетинском съезде (читай ныхасе). Несмотря на то, что Р.Кучиев жил долгие годы в инородной среде (Канаде), где не принято выделять национальное «Я», он сохранил определенный консерватизм мышления. Это видно из его газетных публикаций национальной направленности «на злобу дня», некоторые из них, кстати, наша газета публиковала с соответствующей ссылкой. К слову, свое видение перемен в «Стыр Ныхас» Р.Кучиев изложил в одной из своих последних статей – «Каким путем должен идти «Стыр Ныхас»?» (см. газета Республика, № 49-50, июль 2017 год), которая вышла незадолго до его назначения. Предполагал ли тогда свое избрание на пост главы «СН» сам автор мы не знаем, но в материале изложена концепция перемен. Насколько удастся перейти от теории к практике, что всегда сложно, покажет время. Но изменения неизбежны. Надеемся, что они коснутся и вопроса необходимости избрания председателя всеосетинской организации общенациональным съездом. Состав которого должен в большей степени состоять из принципа по представителю от каждой осетинской фамилии, а не от районов, в зависимости от численности.

М.Багаев

 

На фото: Михаил Гиоев на съезде осетинского народа, 90-е годы

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

Популярно