Государство Алания. Настало время наполнить это понятие реальным содержанием

24-06-2017, 13:30, Аналитика [просмотров 143] [версия для печати]
  • Нравится
  • 3

Государство Алания. Настало время наполнить это понятие реальным содержанием9 апреля 2017 года в жизни нашей страны произошло два важных события: наш народ выбрал нового Президента и сделал возможным возвращение нашему государству его исторического средневекового названия – Алания. Но оба этих основополагающих результата, к сожалению, получили разную реализацию на практике.

Казалось бы, результаты референдума должны были стать основой для пассионарного толчка. Но одновременно с оглашением итогов плебисцита мы на следующий же день фактически забыли о необходимости реализации его итогов. Единственное, что свидетельствует о том, что формально результаты голосования юридически оформлены, так это новая публикация в СМИ Конституции страны, где в первой статье внесены соответствующие изменения, да еще наша газета, где отныне на обложке и в выходных данных красуется словосочетание – Государство Алания. И все! Ничего другого, свидетельствующего о том, что реализуются итоги референдума, нет.

Сложившаяся половинчатая ситуация с возвращением названия Алания говорит о том, что по большому счету изначально не были продуманы шаги, которые должны были последовать за народным волеизъявлением. Очевидно, и по большому счету этого никто и не скрывал, данный, воистину исторический референдум изначально предполагался именно как элемент предвыборной кампании, а не как историческая, в какой-то мере застарелая необходимость. И если говорить прямо, был инициирован средствами массовой информации, а именно газетой «Республика» и интернет-сайтом «Аланияинформ». Первое издание из года в год фактически вызревало эту тему, держало на карандаше, как и тему необходимости собирания исконно национальных земель, а второе СМИ сменило даже свое название, подавая другим пример. Как бы там ни было, идея переименования обострила на время общественную дискуссию, привлекла внимание граждан к участию в голосовании и, в определенной мере, обеспечила высокую явку избирателей.

В результате мы получили положительный, ко многому обязывающий итог – 80% граждан одобрили возрождение государства Алании. Но вот вопрос: «А что дальше?», к сожалению, оставляет стойкое ощущение, что никто не только ничего не делает, чтобы результаты референдума конвертировались в практические инициативы, но даже не представляет, как это сделать. Существует реальная опасность, что будет выхолощена сама суть итогов народного голосования.

Внимательный телезритель и читательпрактически не услышат упоминания Государства Алания. По-прежнему безраздельно господствует термин «Республика Южная Осетия». А ведь чтобы утвердилось новое название оно должно стать общеупотребительным. И пропагандистами нового названия страны помимо СМИ должны стать политические и общественные деятели. Это они в первую очередь должны популяризировать название «Государства Алания».

Но суть возвращения исторического названия не просто в переименовании страны. Переименование должно было стать началом процессов формирования новой национальной платформы: изменений в мировозрении, в сфере культуры, науки, искусства. Сыграть свою положительную роль в интеграции севера и юга, в единении нашего народа, вопрос которого вновь стоит на повестке дня с особой остротой.

Сегодня на Осетию-Аланию оказывается невероятное внешнее давление. Оно, возможно, незаметно простому обывателю, но, тем не менее, идет по нарастающей. При этом наибольшая величина этого давления приходится на север страны, региональный статус которого предопределяет зависимость от фактора соседей и федерального центра.

Территориальные претензии Ингушетии стали столь демонстративными, что во Владикавказе воспринимаются уже как часть общественного сознания. Как непрекращающаяся дождливая погода, как неизбежное зло. Беспокоит другое, в северо-осетинском сообществе могут возникнуть упаднические настроения, вызвать усталость общественного сознания и стремление устраниться от национальнойтемы. Такие моменты есть. Поэтому единение юга и севера, нахождение «на одной волне» просто необходимо

То, что ингушские власти сделали аланскую тему основой национальной идеологии, является хорошим примером того, как нужно достигать стратегических целей. Наивно думать, что к востоку от Владикавказа проживают узколобые националисты, которые не понимают необоснованность идентичности средневековых алан-индоевропейцев и ингушей-вайнахов. Всё они там прекрасно понимают, но наличие преемственности от алан, автоматически дает право на притязание на территории, которые те занимали до прихода туда вайнахских племен. Вот главная цель всех действий по притязаниям на аланское наследство и ничего другое. Ради этого в Магасе даже отказались от кровного родства с чеченским народом.

По всей Ингушетии с каждым днем ширятся «свидетельства» аланского наследия: ворота, памятники, названия городов, площадей, даже автобусных остановок. Идет плотная работа с российским научным и журналистским сообществом. Пройдет немного времени и уже серьезная наука станет соглашаться с теорией алано-ингушской преемственности. Ибо столь агрессивная пропагандистская деятельность, имеющая широкое финансовое обеспечение, не может не принести свои дивиденды.

Казалось бы, на севере Осетии должен формироваться аналогичный противовес. Но это не так. Здесь, по возможности, в большинстве своем предпочли бы вообще не касаться этой темы. Более того, даже кристаллизуется часть сообщества, которое предлагает отказаться от того, чтобы относить осетин к потомкам алан. Пока что это делают люди, далекие от серьезной науки: экономисты на пенсии, адвокаты и т.п. Но финансовый ресурс восточных соседей столь велик, что в РСО-Алания может сформироваться общественное мнение, которое со временем сгенерирует широкий общественный настрой не только на отказ от аланского наследия, но и на возможности передачи Ингушетии Пригородного района РСО-Алании.

К слову, в 90-х годах, когда во Владикавказе были совершены террористические акты с участием террористов ингушской национальности, уже высказывалось мнение о том, что было бы лучше передать им Пригородный район, чем все время жить в страхе взрывов бомб. И, как пример, приводилась инициатива Израиля, передавшего палестинцам сектор Газа. Действительно, в Израиле тогда всерьез предполагали, что подобный жест доброй воли снизит накал террористической деятельности палестинских группировок. Напрасно: сектор Газа отдали, а терроризма меньше не стало.

Серьезным препятствием для формирования на севере страны цельного идеолого-практического национального центра могут стать, как это не прозвучит странно, федеральные структуры. После суверенизации российских регионов, вылившейся в войну в Чечне, в Москве с настороженностью относятся к росту национального самосознания и в Осетии. В регион регулярно приезжают российские эксперты, чтобы мониторить ситуацию с активизацией интереса осетинского населения к вопросам национального развития, утверждения традиционных верований. Некоторые из них находятся в Северной Осетии на постоянной основе.

Иногда в российском сообществе высказываются и менторские положения. Особенно в вопросе ограничения национальных воззрений усердствует Максим Шевченко, которого считают, едва ли, не главным Знайкой кавказской проблематики. Приведем только одно мнение, высказанное им относительно желания разделенного осетинского народа объединиться. «Что же касается стремления Южной Осетии объединиться с Северной Осетией – Аланией, создать единое государство в составе России, с моей точки зрения, это крайне дестабилизирует ситуацию. Позиция Грузии абсолютно непримиримая и при наличии неразрешенного конфликта в Пригородном районе все это может обострить ситуацию как внутри России, так и вокруг нее. Я не понимаю, кто, в чьих интересах и с какой целью сталкивает русский и грузинский народы. К тому же, православная церковь Грузии – церковь-сестра Русской православной церкви. Патриарх Грузии Илия IIродился во Владикавказе. В Южной Осетии, к сожалению, вообще нет канонического православия».

…Можно только позавидовать тому, как господин М.Шевченко в одном абзаце изловчился изложить всю суть понимания части российской элиты осетинской проблематики: отрицание системы международного права, включая права независимых государств, права наций на самоопределение и желание осетин восстановить преступное разделение своей нации, при этом всё сведя к опасности столкновения русского и грузинского народов.

Здесь же М.Шевченко мимоходом ставит под сомнение принадлежность осетинам Пригородного района, говоря о «неразрешенности конфликта». Не значит ли это, что он фактически становится на сторону ингушских реваншистов, давая им надежду на какое-то иное решение, чем сложившийся статус-кво?

Еще интереснее пассаж с напоминанием о рождении Ильи II во Владикавказе, как будто место рождения определяет сущность человека. А может господин Шевченко в неведении относительно роли патриарха Грузии в духовном окормлении грузинского национализма? Того национализма, который и стал истинной причиной столкновения русского и грузинского народов.

Словесной эквилибристикой выглядит его утверждение и о том, что «в Южной Осетии вообще нет канонического православия». Словно южные осетины стоят у выезда из Рукского тоннеля, чтобы не допустить каноническое православие (читай РПЦ) в Республику. Действительно, в Государстве Алания отношение к РПЦ неоднозначное. Но вина ли в этом самих южных осетин? Долгие годы обращений к русской церкви о духовном покровительстве оставались без ответа. Зато признание независимого государства канонической территорией грузинской церкви – неизменный вердикт. Но может быть, господин М.Шевченко понимает под каноническим православием присутствие в нашей стране грузинской церкви?

Ну а пока к полку Шевченко новое прибавление. В интернет-пространстве появился некто Иосиф Коновалов, опубликовавший на информационном портале On Kavkas в мае статью «Игорь Баринов будет бороться с Бзаровщиной». Поясним для наших читателей заголовок: И.Баринов, руководитель Федерального агентства по делам национальностей. Депутат Государственной думы от «Единой России» трех созывов, полковник ФСБ в отставке. Руслан Бзаров, известный осетинский историк, профессор, один из немногих осетинских представителей, кто является активным проводником возрождения национального начала в Осетии.

Поводом для статьи стало выступление Р.Бзарова на Круглом столе в Цхинвале, где он по полочкам разложил несуразность притязаний соседей осетин на аланское наследие. Это объективное, с точки зрения исторической науки, выступление автор публикации называет «скандальным, которое прозвучало на фоне скандала на почве дележа «предков» четырьмя кавказскими народами». Очевидно, повторение слова «скандал», по мнению, И.Коновалова должно придать большую экспрессию высказанному им мнению. Стремление же осетинского ученого защитить историческую правду автор квалифицирует как «агрессивный курс, который грозит повышением уровня экстремистских настроений в будущем».

Досталось по ходу размышления автора и руководству РСО-Алании. «Но самые неадекватные действия последовали от официальных кругов Северной Осетии в виде массового митинга в ответ на частную инициативу ингуша Алихана Цороева по переименованию Ингушетии в Аланию. Дураку ясно, что подобный массовый митинг не мог состояться без соответствующей организаторской работы и отмашки от руководства республики», – категоричен И.Коновалов.

Далее, чтобы придать вес своим измышлениям, он призывает на помощь И.Баринова, приводя его слова из интервью порталу «Кавказ сегодня»: «…Мы планируем совместно с Минобрнауки России привлечь специалистов федерального уровня (преподавателей, методистов, психологов) к совместной работе с уполномоченными в сферах образования и межнациональных отношений органами власти Северной Осетии».

Самое интересное во всей этой истории то, что И.Баринов предполагает направить специалистов, прежде всего, в Северную Осетию. Как будто именно Владикавказ стал генератором всей этой ситуации. Или может быть И.Баринов просто уверен в абсолютной уступчивости северо-осетинского чиновничества?

Далее еще одна интересная цитата: «И с Минобрнауки России мы готовы обсудить вопрос, чтобы линейка учебных пособий по истории для школьников и студентов Северной Осетии и Ингушетии формировалась под эгидой министерства и применялась только с его одобрения. На мой взгляд, это позволит обеспечить единую и максимально объективную трактовку всех исторических событий, начиная с вопроса об аланских корнях народов Кавказа и заканчивая конфликтом 1992 года».

Таким образом, в Минобрнауки РФ хотят адаптировать историю, преподаваемую в школах, под текущий момент. Иными словами, именно в московских кабинетах определят, являются ли аланы предками осетин, карачаевцев, балкарцев или ингушей.

Руководству Северной Осетии, действительно, не позавидуешь. Республика не отдельный остров на российском пространстве, региону приходится жить по общим законам. Понятно и стремление федерального центра гармонизировать межнациональные отношения в Кавказском регионе. Но в этом желании надо проявлять понимание и осторожность, уметь отделять зерна от плевел. И, прежде всего, не путать тягу к обретению национального «Я» с обыкновенным национализмом. Особенно в отношении к осетинам, которые порой более русские, чем некоторые из самих великороссов.

Куда лучше обстоят дела с Южной Осетией. Кто бы что ни говорил, сильной позицией нашей страны является то, что у нас статус независимого государства. Нет необходимости соблюдать баланс между регионами, оглядываться на центр. Со всеми оговорками. Поэтому здесь активнее должна стать работа по формированию национальной платформы, на которой и будет утверждаться Государство Алания. Вот вам готовый скелет национальной идеи, об отсутствии которой все последние годы зудят многие общественники и чиновники. Так кто нам мешает повсеместно заняться наполнением, реальными делами исторического и славного наименования – Алания? Снова наша беспечность? Отсутствие национально мыслящих людей в правительстве? Пресловутые кураторы?.. Возрождение и укрепление национальных позиций началось на юге Алании. И далось непросто, с принесением многочисленных жертв и разрушений. Но останавливаться, значит предать память всех героев, пожертвовавших свои жизни во имя независимости и процветания нашей страны. Имеем ли мы на это моральное и историческое право? Где наши национальные и идеологические программы по развитию Алании? Тем более, что активность на юге упростит ситуацию и на севере нашей Родины.

Л.Джиоев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Популярно