И снова к вопросу переименования Ленингора

21-04-2017, 14:18, Аналитика [просмотров 218] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

И снова к вопросу переименования ЛенингораС августа 2008-го года, когда Ленингорский район, после почти двадцатилетней экспансии, был возвращен в состав Южной Осетии, начались разговоры о необходимости переименования или возвращения району и его административному центру, в частности, старого названия. Но проблема эта не так проста.

Отказываться от названия Ленингор, безусловно, нужно – мы, пожалуй, единственные на постсоветском пространстве, кто подспудно еще чтит имя вождя мирового пролетариата (Ленинград, Ленинакан, Ленинобад, Лениногорск, Ленинск… давно переименованы). Однако, старинное исконное название местности с веками было утеряно, осталось лишь позднее, и то грузинское незамысловатое название Ахалгор.

В раннее средневековье, когда наши предки после монголо-татарского нашествия находились в некой исторической прострации, заботясь больше о своей этнической сохранности, нежели о топонимической, Грузия с упоением переверстывала и шлифовала свою историю. Ну, а после заключения с Россией Георгиевского трактата, грузинские топонимические транскрипции уверенно вошли и утвердились и в российских всевозможных историко-географических трудах.В результате даже потомки алан получили сегодняшнее фактически грузинское название – осетины…

Последние два века Грузия, опираясь пока на царскую Россию, а затем на Советский Союз, помимо топонимической ассимиляции форсировала и ассимиляцию этническую, заселяя местности и области Южной Осетии грузинами. Именно поэтому Ленингорская зона сегодня у обывателя, но никак не у историков, воспринимается исторически грузинонаселенным пунктом. Сегодня и в дальнейшем мы попытаемся размотать «исторический клубок» образования и названия Ленингорского района с целью возвращения региону его исконного названия.

На карте Республики Южная Осетия много старинных и новых населенных пунктов. Наша страна, несмотря на скромные размеры территории, живет по общепринятым законам картографии, топонимики, ойконимии и т.п. Возникают и исчезают населенные пункты, меняются их названия. Изменение в наименовании населенного пункта может происходить согласно традиции, а может происходить волюнтаристски, решением «вышестоящих» властей.

После того, как название Южная Осетия, наконец-то, наполнилась своим истинным национальным содержанием, встал вопрос и о возвращении, придании населенным пунктам их исторических или продиктованных новыми реалиями названий. Именно в этом направлении и работала специальная топонимическая комиссия в последние годы, которая, опиралась в частности, и на опыт подобного органа 1925 года. Но свою работу, однако, по общему мнению, так и не завершила. Поэтому и практические результаты работы комиссии оказались довольно скромные.

Между тем, простора для приложения сил в области практической терминологии немало. Мы не будем говорить о названиях населенных пунктов, подобных наименованиям «Тилиан» или «Дампалет». Даже они уже получили свое новое звучание. Но некоторое удивление вызывает столь долгое существование таких названий как, скажем, «Киров» и «Ленингор». Причем, если о Ленине у нас еще помнят, то имя Сергея Кирова едва ли вспоминают даже в его родном Петербурге. И дело совсем не в том, что южные осетины, так не любящие кардинальных изменений, самозабвенно чтят руководителей Советского государства. Просто возможные бюрократические хлопоты не создают катализатора инициативы в деле переименования. Есть название, пусть и дальше так существует!

Взять тот же Ленингор. В эпоху российской администрации на Кавказе это поселение носило название Ахалгори, в период советской власти – Ленингор. Для нас данный населенный пункт важен не только из-за своего стратегического значения, но и по причине исторической составляющей – в раннем средневековье здесь находился один из аланских центров на территории современной Южной Осетии. Именно здесь, где сейчас находятся кварталы поселка, и установила свои владения династия, которая известна как Ксанские Эриставы. Основали ее выходцы из севера Осетии.

В результате внутренних распрей в осетинском царском роде, часть его представителей перешли через Кавказский хребет в Южную Осетию. Вот как описывает этот эпизод «Хроника Ксанских эриставов»: «В эти времена была великая смута в стране Осетской и обильно проливалась кровь царей осов. Оказались победителями сыновья старшего брата и перевели через гору Захскую (перевал Закка – ред.) детей младшего – Ростома, Бибилу, Цитлосана и сыновей их с семьюдесятью добрыми рабами и привели в страну Двалетскую (Южная Осетия)». Поселившись возле современного селения Едыс, у них со временем возникла рознь с местным населением, и они вынуждены были переселиться на новое место.

Ростом с семьей, братьями и челядью переселяется в ущелье реки Чысандон Чысанского (Ксанского) ущелья. Здесь он становится владетелем земель и крестьян (эриставом). Духовным центром эриставства и усыпальницей владетелей стал монастырь в Ларгвис. Позднее, именно в этом монастыре в 1405-1410 гг. была написана «Хроника эриставов» – важнейший источник по истории региона.

Надо отметить, что в ущелье Чысангом в его верховьях расположен исторический район Дзимыр. Именно выходцы из этого ущелья и формируют со временем окружение аланского царского рода, основавшего династию Ксанских эриставов. Вторая волна аланских поселенцев, переселившихся в район современного поселка Ленингор, была после 1296 года, когда аланы вынуждены были покинуть город Гори, который был центром Закавказской Алании. Тогда сотни семей алан переселились на территорию современного Ленингора. То древнее название, к сожалению, не сохранилось. Однако века спустя поселение, благодаря грузинским «летописцам», получило название Ахалгори – букв. новый Гори, и было закреплено на грузинских картах. На самом деле аланы, конечно же, новое поселение называли иначе.

Среди братьев Ростома был один по имени Бибил. Именно от него и пошла осетинская фамилия Бибиловых. То, что аланы переселялись из Гори в Чысанское ущелье объяснимо, так как Ксанские эриставы поддерживали аланского предводителя Ос-Багатара в его попытках утвердить Закавказскую Аланию с центром в Гори. И после военного поражения уже Чысанское ущелье стало следующим местом обретения новой родины алан. Со временем аланский элемент в этом регионе стал основой нового военно-политического центра позднего средневековья.

В междоусобной борьбе двух грузинских царей Давида VIII и Вахтанга III Ксанские эриставы активно поддержали Вахтанга III. В благодарность за это, царь пожаловал эриставам (а, по сути, вернул осетинам) права на Трусовское ущелье, Гудыком, Ацерское ущелье и другие области. Так, в начале XIV в., началась экспансия Ксанских эриставов на соседние земли, населенные по большей части осетинами.

Другое дело, что тогда этническая солидарность не учитывалась при феодальной экспансии. Эриставы были собирателями земель, и они не могли по определению, смириться с ущельной разобщенностью. Эристав Шалва «сжег и опустошил все ущелья Двалетские, захватил и разрушил все крепости от Трусо до Ачабет». Затем экспансия эриставов обратилась против обществ Гнугъ, Тлигом, Рукского, Гудского и Трусовского ущелий. На протяжении XIV в. эриставы неоднократно совершали походы с целью покорения этих областей. С помощью царя Георгия VII (1393-1407 гг.), вторгшегося в Двалетию «по Ачабетской дороге», то есть со стороны современного Цхинвала, эриставам удалось на какое-то время сломить сопротивление двалов, и включить территорию их расселения в свои владения.

Во второй четверти XV в. происходит расширение владений ксанских эриставов к югу, вдоль долин Ксани, Лехуры и Меджуды. Эриставство превращается из военно-административной единицы в полунезависимую феодальную сеньорию. В 1440 гг. духовный центр и усыпальница эриставов переносится из Ларгвис в Икорта.

Новые границы эриставства укрепляются. В грамоте одного из Ксанских владетелей Шалвы Квенипневели упоминаются основанные или возобновленные селения Ахалубани, Иврети, Ереда, Курта. Собирание земель и фактически формирование нового государственного образования продолжалось вплоть до XVII века. В 1630-х гг. в Ахалгори уже находилась резиденция эриставов. Именно с этого времени и отсчитывает свою историю Ленингор (Ахалгори) как алано-осетинский центр.

Другое дело, что со временем аланы-осетины утратили свою идентичность и слились с грузинами, но в некоторых случаях сохранили память о своем осетинском происхождении. Значительная часть современных грузинских фамилий в Ленингорской зоне имеет осетинское происхождение.

К сожалению, само название районного центра – Ленингор и Ахалгор – далеки от того, чтобы отражать исторические и современные реалии. Наименование могло бы отражать имя одного из основателей династии Ксанских эриставов – Библдон. Такая традиция была у сарматов Великобритании. Кстати, в Малой Азии в древности уже существовал город Библ. Как вариант, в названии населенного пункта мог бы отражаться коренной топоним Чысанского ущелья – Дзимыр.

Название региона должно стать той формой, которая наполнится со временем и национальным содержанием. А сегодня и Ахалгор и Ленингор – это символы прошлой эпохи, которые не дают импульсов для развития национального духа в регионе.

Роберт Кулумбегов

На фото: Древний монастырь в селении Ларгвис с остатками крепостного комплекса

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Июль 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31