Торез Кулумбегов. Скорбный юбилей без фанфар

25-10-2016, 14:28, Аналитика [просмотров 746] [версия для печати]
  • Нравится
  • 1

Торез Кулумбегов. Скорбный юбилей без фанфар1 октября 2006 года не стало первого руководителя Республики Южная Осетия Тореза Георгиевича Кулумбегова. Ему было на тот момент всего 68 лет.

В текущем 2016 году исполнилось десять лет со дня смерти этого видного осетинского политика. Данная дата как-то прошла незаметно. Не было памятных мероприятий, в прессе о Т.Кулумбегове вспомнили скромно, разве что представители «свободного мнения», воспользовавшись этим фактом, не упустили возможности уколоть власти за то, что десятая годовщина смерти Тореза Георгиевича прошла незаметно. Действительно, на могиле первого руководителя РЮО, скромно приютившейся на городском кладбище Цхинвала, не было цветов ни от Правительства, ни от общественности, ни от Компартии РЮО, которой он оставался предан до последнего вздоха, ни даже от политических сил оппозиционного спектра.

Но о Т.Кулумбегове мы будем помнить и без памятных агиток. Это был противоречивый человек и политик. Смелый на неординарные решения и одновременно консервативный в переосмыслении действительности, романтик и в то же время человек, чрезвычайно восприимчивый к критике своих действий, чрезмерно требовательный и столь же отзывчивый. Но эта двойственность, это непостоянство и сделало его тем, кем он был.

Судьбой ему было определено оказаться во главе молодого, зарождающегося национального государства. И разделить вместе со своими единомышленниками, соратниками и всем народом Южной Осетии тяготы и лишения первых лет нашей независимости.

Каждая попытка сказать о роли Т.Кулумбегова в становлении нашей Республики наталкивается на активное противодействие. Сразу же в СМИ появляются материалы, в которых его стараются изобразить всего лишь временщиком, который волею случая оказался в лидерах. Обвинения в попытках развязать кровавую бойню в Республике, противодействие патриотическим силам, едва ли не работа на КГБ Грузии – все это используется в попытках принизить результаты его деятельности. Но действительность такова, что сегодня, в отличие от его оппонентов, Торез Георгиевич в общественном сознании остается воплощением искренности, самопожертвования и патриотизма. Чего не скажешь о реноме его политических оппонентов.

Т.Кулумбегов во время работы в органах партийной и советской власти долгое время ничем не отличался от обычного функционера того времени: шаг за шагом по карьерной лестнице. Возглавив администрацию столицы Юго-Осетинской Автономной области – Горисполком – он мог рассчитывать на уверенный рост своих политических активов. Но в это время у него начинается конфликт с партийным руководством автономии, первым секретарем Обкома партии Ф.Санакоевым. Конфликт этот начался постепенно и продолжался многие годы. Являясь частью системы, Т.Кулумбегов никак не мог свыкнуться с протекционизмом, коррумпированностью,клановостью системы. А в те времена иметь личное мнение, отличное от партийного, считалось достаточным поводом, чтобы тебя убрали из команды.

Чтобы «убрать» из числа номенклатуры Т.Кулумбегова руководством автономной области было принято решение отправить его на учебу в высшую партийную школу в Москву. Для обычного советского чиновника это решение могло быть редкой удачей, так как давало «зеленый свет» в продвижении по службе. Ведь после окончания партийной школы статус человека повышался в разы. И, тем более, если это была партшкола в Москве. Но в случае с Т.Кулумбеговым это была опала. Она продолжилась и после окончания им партийного учебного заведения и возвращения в Южную Осетию. Место работы, которое ему определили на восьмом этаже Дома Правительства – Комитет по телевидению и радиовещанию.

Но и это назначение не заставило Т.Кулумбегова отказаться от своих принципов. Как итог, строгий выговор, лишение партийного билета и увольнение с работы. Попытки коллег по комитету заступиться за Т.Кулумбегова, обернулись для них серьезными неприятностями.

Но из-за Тореза пострадали не только его коллеги по радиокомитету. Так, один из комсомольских лидеров Южной Осетии не стал отрекаться от своей дружбы с опальным чиновником, и в итоге был смещен со своего поста. Но о произошедшем он не жалеет и сегодня.

К этому времени у Тореза уже был авторитет человека, борющегося с произволом партийной номенклатуры, что не могло не импонировать простому народу. Действительно, Т.Кулумбегов не только словами, но и жизненной позицией доказывал свое неприятие диктата власти. Поэтому неудивительно, что репрессии в его отношении вызывали возмущение у людей, и возмущение, хотя и было негласное, тем не менее, власти об этом были осведомлены.

Понятно, что совсем оставлять Тореза без работы было нельзя. И в марте 1986 года его назначили директором цхинвальской средней школы №2. В первый его рабочий день произошел курьезный случай. Одна из учительниц, придя рано утром на работу, встретила на территории учебного заведения Т.Кулумбегова, подметающего веником двор. «До чего довели власти человека, что тот вынужден подрабатывать черной работой!», – не раз вспоминала она свою первую реакцию.

Но так было и в первый, и все последующие дни. Строгость у него соседствовала со справедливостью, требовательность с личным участием. Он одновременно совмещал в себе директора, общественника и хозяйственника. Т.Кулумбегов пресек всякие попытки увольнять опытных педагогов старшего возраста, сумел подвигнуть молодых учителей на изменение отношения к своей специальности от формального к подвижничеству. Не оставались вне сферы его внимания и простые ученики, в каждом из которых он видел самостоятельную личность. Он горел всяким начинанием: от организации содержательных вечеров для старшеклассников до оборудования отдельной спальной комнаты для шестилеток-первоклашек.

Т.Кулумбегов не только стал впоследствии первым руководителем Республики, но был инициатором ее провозглашения 20 сентября 1990 года на сессии областного совета. Сегодня некоторые представители радикальных движений того времени без зазрения совести пытаются принизить его заслуги. Причем высказываются диаметрально противоположные измышления. Одни утверждают, что Т.Кулумбегов был марионеткой, лишь выполняя указания общественной организации «Адамон Ныхас», другие, наоборот, считают, что все действия политика в радикальных изменениях статуса Южной Осетии имели целью спровоцировать кровопролитие, в результате которого должно было быть реверсировано… руководство «Адамон Ныхас». Все это абсурд! Торез Кулумбегов всегда имел свою позицию, независимую от стороннего влияния.

В годы зарождения национально-освободительного движения авторитет Т.Кулумбегова возрос необычайно. Неудивительно, что он был избран в Верховный Совет РЮО, а на первой сессии и его руководителем, таким образом, став главой Республики.

То, что он был руководителем страны не только по факту избрания, а по праву народной поддержки, понимали и в Тбилиси. Поэтому провокация с его приглашением на переговоры, похищение, закончившаяся арестом и осуждением, была в русле попыток властей Тбилиси лишить народ его признанного лидера. 29 января 1991 года Т.Кулумбегов попадает в руки грузинских властей. Сегодня уже не узнать, какие гарантии были даны ему в случае согласия Тореза Георгиевича на переговоры, но тогда ценилась каждая возможность прекратить хотя бы на день блокаду Цхинвала и обстрелы осетинских сел. Выглядит поэтому кощунством утверждение некоторых наших вождей прошлого о том, что Т.Кулумбегов не был арестован, а просто бежал в Тбилиси от недовольства народных масс. Как видим, он был одинаково оклеветан, что партийной кликой, что псевдодемократами.

В грузинских застенках начались круги ада Тореза Георгиевича. Позорное судилище широко освещалось в грузинских СМИ и стало примером извращения судебной практики. В качестве свидетелей были даже привлечены преподаватели грузинского языка из школы №2, выехавшие к тому времени из осажденного Цхинвала.

В чем только не обвиняли Т.Кулумбегова: и в антигосударственной деятельности, и в хранении оружия, и в призывах к насилию, и в разжигании межнациональной розни... Последнее обвинение было самым абсурдным, если учесть семейные обстоятельства самого Тореза. Мать у него была армянкой, теща русской, невестка азербайджанкой, а супруга грузинкой.

Все время заключения о Т.Кулумбегове не забывал не только народ Республики, но и международные правозащитные организации. Под давлением последних, военная хунта, свергнувшая режим З.Гамсахурдиа, вынуждена была отпустить Тореза из тюремных застенков.

По возвращении в Южную Осетию политик застает новую конфигурацию политических сил, которые в его отсутствии фактически захватили все рычаги власти. Но Торез и здесь не захотел быть формальным лидером, активно стараясь влиять на внутриполитические процессы. Под его руководством юго-осетинский Парламент провозглашает независимость Южной Осетии, Торез возглавляет страну во время грузинского вторжения весны-лета 1992 года, он же в числе разработчиков Дагомысских соглашений, положивших конец военным действиям в зоне грузино-осетинского конфликта...

Осенью 1993 года Т.Кулумбегов, оказавшись бессильным против интриг своих политических оппонентов, утвердившихся во власти, самолично складывает свои полномочия руководителя страны. Однако травля политика продолжалась, и он перебирается вместе с семьей в Москву, где долго не может найти достойную работу.

К слову, этой политической эмиграцией осетинского лидера была положена печальная традиция, согласно которой все руководители Республики, после отречения от власти, бывают вынуждены уезжать из страны.

Л. Джиоев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Май 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 

Популярно