К вопросу скульптурного разнообразия столицы Республики или, проще говоря, без обид

16-08-2016, 11:54, Аналитика, Общество [просмотров 733] [версия для печати]
  • Нравится
  • 3

К вопросу скульптурного разнообразия столицы Республики или, проще говоря, без обидДолгие годы наша газета остро ставила вопросы необходимости возрождения в стране традиции монументальной и парковой скульптуры, чем особо выделялся наш город в советский период. Многие скульптурные композиции были своеобразными визитными карточками столицы, отражали ее особость, непохожесть. При этом периодически наша редакция сама выступала с идеями и конкретными «скульптурными» предложениями. И вот в последние годы в Цхинвале, наконец, начал формироваться, или точнее возрождаться, комплекс городской уличной скульптуры. Отдельные бюсты, постаменты, композиции постепенно собираются в жанровое разнообразие, вызывая оптимизм, одобрение и, конечно же, замечания. А как же без этого.

В настоящее время в Цхинвале формируется два вида уличной скульптуры – монументальная и жанровая. Монументальная скульптура (памятники, монументы) связанна с архитектурной средой. Отличается значительностью идей, высокой степенью обобщения, крупными размерам. К этой категории в столице Республики можно отнести памятники основоположнику осетинской литературы Коста Хетагурову, ученому-лингвисту Васо Абаеву, классику русской литературы Александру Пушкину, литератору и общественному деятелю Иуане Æгъуы-заты, юго-осетинскому революционеру и государственному деятелю В.Санакоеву, генералу Исса Плиеву, бюсты Героев Советского Союза... Сюда же следует отнести памятник воинам-афганцам в микрорайоне «БАМ», скорбящего старца на территории мемориального кладбища у школы №5 и погибшим защитникам Цхинвала со скульптурной композицией Архангела у церкви Рождества Пресвятой Богородицы... Это как полноразмерные скульптуры, так и бюсты. Их исполнение и художественный замысел не отличается большим разнообразием. Скульптурные изображения А.Пушкину, И.Плиеву, В.Санакоеву, И.Æгъуызаты – это бюсты, причем последний имеет «двойника» во Владикавказе. Памятник К.Хетагурову полноразмерный, установлен на большом постаменте, камерностью отличается и скульптура сидящего Васо Абаева. Эти скульптуры относятся к портретному и историческому жанрам.

Жанровая городская скульптура – вид уличной скульптуры, характерной особенностью которого является демонстративно подчеркнутое отсутствие монументальности и демократизм. С целью органического вхождения в городскую среду и ее оживления объекты жанровой городской скульптуры, как правило, устанавливаются без постамента и даже подиума, что в наибольшей степени приближает их к зрителю. Претензия на увековечение какого-либо исторического события или личности наблюдается в них не всегда. При этом далеко не все подобные скульптуры имеют название, предоставляя зрителю возможность самому придумать его. К этой категории нами отнесены «Нарт Батрадз и чаша Уацамонга», «Фатима», «Влюбленные под зонтом»…

Если монументальная скульптура не вызывает серьезных нареканий, то в отношении жанровой городской культуры, которую еще относят к разновидности «паблик-арт» есть о чем поговорить.

«Нарт Батрадз», острословами Цхинвала прозванный Ихтиандр, за сходство его кольчуги с чешуйчатым одеянием героя кинофильма «Человек-амфибия», установлен перед Домом Правительства. Это образ одного из героев Нартиады, которому чаще чем другим соплеменникам подносили чашу почета «Уацамонга». Замысел, однозначно, хороший – отразить в уличной скульптуре героику наших предков. Но вот исполнение неоднозначное. Почему нарт Батрадз, который должен испить из чаши, необъяснимым образом водрузил ее себе на спину неподъемной ношей, абы мешок какой-то? Возможно, что такое решение обусловлено тем, что из чаши должен бы был бить фонтан. Но фонтана нет, бассейн посреди которого стоит нарт Батрадз без воды и архитектурное воплощение не оправдало нарушение семантики композиции. К тому же чаша Уацамонга была попросту не подъемна, даже самим Батрадзом. Есть некоторые претензии и к пропорциям нартского героя.

Немало споров вызвала и реинкарнация скульптурного образа Фатимы, героини одноименного литературного произведения К.Хетагурова. И, прежде всего, чертами лица, больше напоминающими облик женщины северных народов. Понятно, что решение восстановить скульптуру Фатимы связывалось, прежде всего, с желанием воссоздать прежний образ сквера, здесь в 60-х годах скульптор Т.Гаглоев поселил героиню осетинской поэмы. В конце 70-х годов памятник был убран с этого места. Но вероятно современные реконструкторы не знали, что причиной переноса стало не его ветхость, а несоответствие восприятия рядом с памятником К.Хетагурову. Пока был жив автор скульптуры, вопрос не актуализировали из уважения к нему. Но после его смерти по просьбе специалистов скульптура была перенесена к одноименному кафе по ул.Сталина, где простояла еще несколько лет. Ну а памятник К.Хетагурову стал снова визуально доминировать в пространстве сквера, как и планировал его автор Инал Дзантиев.

Еще один образец жанровой скульптуры нового времени фонтан «Влюбленные под зонтом», установленный недавно по ул.Мамсурова. Мы не будем здесь особенно останавливаться на достоинствах или недостатках самой скульптурной композиции, так как это не оригинальная скульптура. Юноша и девушка под зонтиком, в точной аналогии, грустят, скрываясь от струй воды под изделием ширпотреба, скажем, в Санкт-Петербурге, Липецке... Тем не менее, незнающие последний факт с неодобрением отзываются на расположение рук персонажей, не вяжущихся никак с нашей ментальностью.

Что объединяет скульптуры «Фатима» и «Влюбленные под зонтом», кроме их авторства А.Бекоева, так это отсутствие эмоций на лицах. А ведь это важный момент в восприятии образов, после того, как взгляд охватывает скульптуру в общем. К тому же, по мнению многих, антропология лиц изваяний в обоих композициях попросту «не наша». А некоторые увидели даже некоторое сходство лица девушки под зонтом и той же Фатимы.

В планах А.Бекоева изваять также скульптуру известного городского персонажа прошлого Исмела Санакоева. Перед нами в рабочем варианте предстает лилипут, в мешковатой одежде с перебинтованным одним глазом и протянутой рукой для подаяния. Честно говоря, прежде всего, вызывает сомнение целесообразность нахождения такой скульптуры на городской улице столицы. Автор уверяет, что Исмел будет стоять перед частным магазином. Да, магазин может быть частным, но восприятие-то общественное. Да и как объяснить, скажем, пятилетнему ребенку что этот инвалид – наш бедный горожанин?.. И он ну никак не является олицетворением нашего города. Поэтому отказ главы администрации Цхинвала А.Алборова в установке данной скульптуры Исмелу мы лично только поддерживаем.

Впрочем, не будем слишком критичны к образцам уличной архитектуры, и их автору, ведь их назначение, по сути, не предполагает особых требований. Хотя по нашему мнению, установке любой архитектурной формы в столице нашей Республики должно предшествовать заключение экспертной, художественной комиссии, комиссии мэрии города. Как это было в недалеком прошлом, когда работала аксиома «семь раз отмерь…».

Желание А.Бекоева украсить нашу столицу, безусловно, заслуживает уважения. В частности, известно, что в его планах скульптурные композиции звезд нашего театрального искусства Н. Чочиевой и Д. Габараеву. Эти скульптуры, думается, органично впишутся в парковую зону возле возрождаемого здания Госдрамтеатра, которую впоследствии, возможно, обогатят и скульптуры других наших выдающихся деятелей культуры. Но и здесь тоже надо пока утвердить сюжеты и подходить к вопросам взвешенно.

Куда больше вопросов вызывает судьба мемориала жертвам грузинской военщины. Здесь предполагается два проекта. Один из них, первоначальный, по замыслу располагавшийся на возвышенности над городом, берущий за живое не только своей масштабностью принадлежит нашему талантливому, ныне покойному художнику И.Джуссоеву, другой – творческому коллективу под руководством художника И.Алборова. В последнее время во властных коридорах почему-то предпочтение отдается последнему проекту. Главная причина тут, видимо, финансовая сторона. Этот монумент представляет собой композицию из фигур двух военных, российского и осетинского, и группы детей, которых они защищают. Этот памятник предполагают воздвигнуть в центре города на месте бывшего кинотеатра «Фидиуаг». Без всякого сомнения, памятник совместной борьбе осетинского и российского воинства во время грузинской агрессии 2008 года создавать необходимо. Он может стать хорошим дополнением, скажем, и мемориалу в Верхнем городке российских миротворцев и к обелиску майора Д. Ветчинова, тем более, что в последнем случае огневые точки противника, после смерти российского офицера, как известно, погасила группа именно осетинских ополченцев, о чем просто не принято говорить. Однако предлагаемый памятник не может стать равнозначной заменой масштабного, главного Мемориала, отражающего борьбу нашего народу за свою свободу с 1989-го года.

Надо отметить, что несколько лет назад была создана Комиссия при Президенте РЮО «по увековечиванию памяти о национально-освободительной борьбе народа Южной Осетии и жертвах геноцида, осуществлявшегося Грузией в отношении осетин». И главной темой должны были стать факты национальной освободительной войны народа Южной Осетии с 1920 по 2008 годы. Именно в таком ракурсе и был разработан первый проект Мемориала (И.Джуссоева – прим. ред.), который по этой же причине и делался в привязке к площадке над городом. Более того, так получилось, что здесь, на западной возвышенности над Цхинвалом памятный камень в основание Мемориала закладывался даже дважды. Чему сопутствовала красивая и торжественная церемония, с участием даже священнослужителей. А эскиз утвержденного масштабного проекта вывесили на специально установленном билборде рядом с будущей строительной площадкой. Напомним сюжет Мемориала. К основанию монумента, находящегося на вершине, согласно эскизу, поднимается широкая лестница. Вдоль нее стоят склонив в безмолвии и памяти свои головы, двенадцать воинов-нартов, двенадцать исполинов. Здесь на возвышенности находится традиционный вечный огонь в обрамлении национальной свастики и огромные мраморные плиты с именами всех погибших за долгие годы за свободу Южной Осетии. И еще одно из оригинальных решений – под основной частью Мемориала предполагается строительство помещений для Музея геноцида... Надо ли говорить, что в Мемориале должны были найти отражение все этапы новейшей истории народа юга Осетии: кровавый погром, устроенный грузинскими меньшевиками в 1920 году, жертвы расстрелов у селений Зар и Еред 1992 года, имена граждан, погибших во время Отечественной войны 1989-2008 гг…

Сейчас же, в случае утверждения памятника с двумя солдатами, получается, что «за стеной памяти» остается большая часть нашей истории. И из двадцатилетнего периода мы фактически выделили лишь один месяц – август 2008 года, что, по нашему мнению, в основе своей просто неверно. А ведь это наша история… К тому же понятно, что в случае установки обелиска с двумя солдатами, идея масштабного Мемориала, ничем не уступающего, к слову, Мемориалу геноцида армян, уже вряд ли будет реализована…

Геноциду были подвергнуты немало народов кроме осетин. Но только у нас с 1920 года нет об этих преступлениях против человечности никаких визуальных памятных образов. Если, конечно, не считать название улицы в память расстрелянных меньшевиками 13 коммунаров, и им же посвященную стелу в глубине городского кладбища. Даже знаковую картину гениального М.Туганова, повествующую о расстреле коммунаров, мыблагополучно «посеяли»… Между тем, всего этого несравнимо мало, если вспомнить о Мемориалах армянского геноцида и еврейского Холокоста. А ведь жертв среди осетин было несоизмеримо больше, если брать в расчет соотношение числа убитых и замученных с общим количеством осетинского населения.

Место, где был заложен камень в основание будущего Мемориала, выигрышно смотрится уже и потому, что находится в обрамлении елового леса. Он возвышается над городом, создавая эффектную визуальную перспективу. Кроме того, Мемориал предполагалось построить неподалеку от места, где шли бои на подступах к столице Республики. Мимо Мемориала пролегает путь к одним из основных мест памяти и августа 2008 года: к месту гибели А.Багаева и А.Джиоева, на время остановивших продвижения грузинской танковой колонны к городку миротворцев, памятнику погибшим ОМОН-овцам и Музею сожженных душ. И, главное, имеющиеся территориальные возможности давали простор для значительных архитектурных решений, что важно именно для Мемориала.

Словом, два проекта несоизмеримы. Тем более, что композиция с двумя солдатами не отражает масштаба, «жидковато» получается. Да и место бывшего кинотеатра «Фидиуæг», где его планируют в случае утверждения установить, находится в черте исторической части города, и надо осознавать, что рано или поздно облик Старого Цхинвала будет восстанавливаться и тогда этот памятник окажется здесь инородным телом и его однозначно придется переносить. Утверждать любые решения надо ведь с перспективой.

Честно говоря, вообще, непонятно непреодолимое желание в обязательном порядке чем-то застроить эту территорию. Пока была эпопея со строительством здесь элитной многоэтажки, теперь вот идея с памятником… При этом все прекрасно понимают, что выделенного и отремонтированного здания под Национальный музей явно недостаточно. И увеличить его территорию в будущем можно будет только за счет именно прилегающей территории бывшего кинотеатра. Мемориал Памяти и Подвига осетинского народа же, по нашему глубокому убеждению, надо строить там, где изначально был заложен камень. И, находясь на данной возвышенности, он пресловутым 25-м кадром будет напоминать нам о тяжелейшем, но в то же время героическом столетии борьбы нашего народа за право называться потомками алан. Масштаб памятника должен соответствовать величине подвига народа.

…Безусловно, это хорошо, что в настоящее время мы становимся свидетелями возрождения в Цхинвале традиций установки скульптур, больших и малых форм. И эта традиция должна основываться на понимании, что памятник это не только глыба армированного бетона, кусок обработанного гранита или отлитая в форме бронза. Это средство пропаганды истории и выражение эмоционального образа, и подходить к формированию этой сферы воздействия на человеческое подсознание надо по меньшей мере осторожно и взвешенно. Выискивая необходимые и знаковые образы. Ведь скульптура помимо эстетического значения должна нести в себе и воспитательный элемент.

 

К вопросу скульптурного разнообразия столицы Республики или, проще говоря, без обид

К вопросу скульптурного разнообразия столицы Республики или, проще говоря, без обид

К вопросу скульптурного разнообразия столицы Республики или, проще говоря, без обид

 

Л.Джиоев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Популярно