23 ноября – начало противостояния и похороны историка Георгия Тогошвили (Из автобиографической книги Л.А. Чибирова «О времени, о людях, о себе»)

22-11-2019, 15:26, --- [просмотров 161] [версия для печати]
  • Нравится
  • 2

23 ноября – начало противостояния и похороны историка Георгия Тогошвили (Из автобиографической книги Л.А. Чибирова «О времени, о людях, о себе»)…Все с тревогой ждали наступления 23 ноября. Накануне в Цхинвал приехал министр внутренних дел Ш. Горгодзе в сопровождении академика АН ГССР А. Апакидзе и профессора З. Поракишвили. На встрече с представителями научной интеллигенции в обкоме Ш. Горгодзе взывал к грузино-осетинской дружбе и заявил, что только через его труп митингующие войдут в Цхинвал. Далее, помимо меня, также выступили А. Апакидзе, Г. Гохелашвили, Н. Джусойты, З. Поракишвили и др. Было сделано заявление для телевидения и прессы о невозможности проведения митинга с участием заезжих митингующих.

23 ноября по несчастному совпадению стал и днем похорон видного ученого-историка Г. Тогошвили, доктора исторических наук, профессора, внесшего неоценимый вклад в исследование грузино-осетинских исторических взаимоотношений с древнейших времен до начала ХХ столетия.

…К осени 1989 года здоровье его ухудшилось, он уже не вставал с постели. За эти два года ему сильно досталось от националистически настроенных представителей интеллигенции. Вечером 19 ноября 1989 года по грузинскому телевидению выступил писатель Дж. Чарквиани, который подверг резкой критике рукописный вариант книги ученого «Сослан-Давид», сравнив ее с «Майн Кампф» А. Гитлера. В тот же вечер сердце Георгия Давидовича остановилось. Он стал еще одной жертвой грузинского национализма.

Похороны состоялись, как я уже говорил, 23 ноября в родном селении Тогояни в Каспском районе. Представители научной интеллигенции Южной Осетии в составе Н. Я. Габараева, 3. Д. Гаглоевой, Б. В. Техова, А. И. Козаева, И. Н. Цховребова и др. выехали на похороны автобусом. Поскольку горийская трасса была забаррикадирована, мы поехали через с. Никози и, выехав близ Гори на тбилисскую трассу, стали свидетелями страшной картины: навстречу нам в Цхинвал мчались «Икарусы» и легковые автомашины, на флагштоках которых реяли меньшевистские флаги… На похоронах историки-коллеги из Тбилиси и Цхинвала сторонились друг друга; семена раздора уже давали о себе знать. За поминальным столом тоже сидели раздельно, чего раньше никогда не бывало.

Обратно мы возвращались вечером, тем же маршрутом, по горийской трассе. Наш водитель не захотел возвращаться через с. Никози и направил машину по цхинвальскому шоссе, заверив нас, что довезет нормально. Когда же мы миновали с.Эргнети, трасса оказалась забитой автобусами и людьми, приехавшими на митинг.

Очевидец событий грузинский журналист писал: «Одних автобусов более 90, я потом сбился со счета. Немало людей выехало на грузовых машинах и собственных легковых... Километрах в десяти до въезда в Цхинвал образовалась большая пробка. Мы вышли из автобуса... Перед нами три бронетранспортера, за ними – солдаты внутренних войск. Дорога перекрыта солдатами внутренних войск и милицией» (25 ноября, 1989 г.).

Так как дорога была забита машинами и людьми, нам пришлось выйти из автобуса и с риском для жизни пробираться через толпу людей с повязками на головах (отличительный знак неформалов). С большим трудом мы добрались до места противостояния; были уже сумерки. Противоборствующие стороны разделяли войска МВД СССР со щитами и спецснаряжением.

Когда митингующие с тремя бронетранспортерами и солдатами стали продвигаться вперед, раздались выкрики и была образована живая цепь из двух-трех десятков молодых людей, крепко взявшихся за руки. В итоге процессия остановилась как вкопанная, ни шагу не было сделано больше в сторону города.

Через короткое время с нашей стороны трасса тоже оказалась забаррикадирована самосвалами, а затем укреплена солдатами внутренних войск, и лишь после этого, выполнив свою поистине историческую, героическую миссию, парни сняли живой заслон.

…Прошло уже немало лет со дня этого известного события, и, думаю, настанет время, когда приоткроется завеса над именами тех молодых людей, которые встали живой стеной перед надвигавшейся на них армадой митингующих неформалов. Их имена должны стать достоянием летописи новейшей истории Южной Осетии, начало которой положили указанные выше события 23-24 ноября 1989 года.

Противостояние продолжалось всю ночь и следующий день. Для разрядки обстановки «гости» предложили допустить их к проведению митинга хотя бы в концертном зале парка культуры и отдыха. К тому времени официальное руководство Южной Осетии уже потеряло всякий авторитет. Наибольшим влиянием пользовался А. Р. Чочиев, который выступил перед народом у здания суда. В итоге была достигнута договоренность: пропустить в концертный зал парка по 300 человек с каждой стороны с условием, что грузинские «делегаты» будут проходить через людской коридор, чтобы они не пронесли оружие. Грузинская сторона посчитала процедуру унизительной и отказалась.

Время от времени противоборствующие стороны обменивались выкриками. Мужество, проявленное в эти дни героическими представителями нашей молодежи, достойно всяческих похвал. Без преувеличения, это было нашей выдающейся победой. Нетрудно представить трагические последствия для жителей Южной Осетии и ее политического будущего в случае прорыва непрошеных гостей. Тем не менее, необъявленная война началась. Неудачная попытка проникнуть в город не смутила грузинских неформалов. Одна часть участников митинга повернула обратно, другая – наиболее экстремистски настроенная – рассредоточилась на трассе Гори – Цхинвал в грузинских селах Цхинвальского и Знаурского районов (Ередви, Тамарашени, Ачабети, Курта, Кехви, Авневи) вместе с местными радикалами. В итоге были перекрыты все коммуникации, ведущие в Южную Осетию, а также дороги внутри самой области, вследствие чего она оказалась в блокаде.

…Бесчинствам грузинских бандформирований не было предела. Пытки и издевательства над мирными людьми стали в порядке вещей. Неформалы творили неслыханные зверства на трассах. Появились первые жертвы среди осетинского населения, начались поджоги домов, в больницы стали поступать раненные и изуродованные граждане, росло число заложников. Около 2 тысяч стариков, женщин и детей стали беженцами первой волны. Для иллюстрации сказанного, как пример, ниже воспроизводится выдержка только из одной телетайпограммы, в данном случае направленной из Цхинвала в Москву начальнику ГУУР МВД СССР генерал-майору милиции Б.Дзиову: «На Ваш устный запрос сообщаем, что с 23 ноября 1989 года по настоящее время имели место три случая истязания населения. В с.Кехви Цхинвальского района прикомандированными сотрудниками из других регионов Грузии не раз останавливались транспортные средства (с лицами осетинской национальности), высаживались пассажиры и передавали их вооруженным экстремистам грузинской национальности. 16 граждан осетинской национальности были доставлены в «штаб» в с.Кемерти Цхинвальского района, где их подвергли нечеловеческим пыткам: избивали прикладами ружей, железными прутьями, заставляли купаться в ледяной воде Лиахвы, сбривали усы и заставляли их глотать».

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Декабрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Популярно